on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.05.2018, 11:53

Май-2018

Люблю я час грози весною, Коли травневий перший грім, Немовби тішачися грою, Гуркоче в небі голубім. Луна співає голосисто, От дощик бризнув, пил летить, Краплин прозорчасте намисто На сонці золотом горить. Біжать потоки з гір суворих, Пташиний не змовкає гам, І в лісі гам, і шум у горах — Усе підспівує громам… Ф. Тютчев  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Новости региона

24.05.2018, 11:34

ХЕРСON FEST: что ожидает херсонцев в эти выходные

Сегодня, 23 мая, в Туристической кофейне ХерсON прошла пресс-конференция ...
23.05.2018, 11:06

У Херсоні визначили переможців IV щорічного конкурсу короткометражних фільмів «КіноДжем»

23.05.2018, 11:04

У Херсоні презентували гастро-проект "Херсон. Вінтажна кухня"

> Персоналии > Визуальное искусство > Степанян Юрик Грантикович > Юрик Степанян: о джазе в камне и бронзе

Юрик Степанян: о джазе в камне и бронзе

В прошлом номере мы рассказали об открытии выставки Юрика Степаняна. Сегодня же предлагаем вам более близко познакомиться с этим замечательным скульптором

- Юрик Грантикович, признайтесь, Ваша выставка приурочена к какой-то дате?
- Абсолютно нет. Просто я был готов делать выставку. Для скульптора персональная выставка - непростое дело, делать выставки каждый год-два невозможно. А вот 10 лет (моя первая персональная выставка была 10 лет назад) - это срок, возможность сделать анализ: куда ты идешь, правильно ли идешь, может, пора уже остановиться?

- Неужели человек творческий остановиться может?
- На данный момент считаю, что мне рано останавливаться, надо идти вперед.

- Посетители были восхищены Вашими графическими работами и удивлялись, почему графику раньше не показывали?
- Потому что не был к этому готов. Я постоянно хотел делать графику, но сделаешь какие-то почеркушки - и выбросишь. Когда готовил выставку, думал: у тебя задача - скульптуры выставить, а стены? Для первой моей выставки мы с Бережным придумали ход, чтобы и стены работали (тогда скульптурные работы Юрика Степаняна сопровождали фотографии Игоря Бережного - прим. ред.). А в этот раз я сделал два шага, и, как по мне, выставка получилась очень цельная - с графикой и скульптурой. Это и был сюрприз. Думаю, что удачный. Еще для скульптора важно, чтобы работы были в материале. Поэтому на плакатах я показал те монументальные вещи, которые делал не в Херсоне. И слава Богу, что есть такая возможность - я принимаю участие в симпозиумах, меня в Украине уже знают, и есть много городов, где я оставил свои работы. Для творческого человека это очень важно.

- А как Вы попадаете на эти симпозиумы? Получаете приглашения?
- Да, конечно. Например, Ющенко делал два международных проекта - в Батурине и в Каневе, Шевченковскую аллею. Сначала делаешь эскизы, и если эскизы проходят, то тебя приглашают. Предоставляют место, где ты будешь жить, предоставляют материал -в чем ты будешь работать, и месяц скульпторы работают, по своему эскизу, после чего работа там же и остается. Это делают и у нас в крупных городах, и, конечно же, за границей. Вот в Турции каждый год проходят симпозиумы - они же умные. И каждый год у них остается 30-40 работ - двух-, трехметровые, каменные. Так и появляются парки скульптур. К тому же, это не такие уж большие деньги для государства. Честно говоря, если бы был молодой, бегал бы по всем этим симпозиумам за границей... Но хочется что-то оставить здесь.

- А Херсон до такого парка скульптур не дорос еще?
- Наверное, люди еще не созрели. Я об этом постоянно говорю. Для города это было бы просто здорово.

- Как Вы думаете, в Херсоне достаточно скульптурных композиций?
- Конечно, нет! Но все это связано с финансами. Не буду говорить, что у нас в городе нет талантливых ребят, которые могли бы что-то сделать. Но, честно говоря, заниматься творчеством - это дорогое удовольствие, не каждый позволит себе. Ведь работы делаются не на продажу, и ты знаешь, что вряд ли завтра за ними очередь будет стоять, и все их будут покупать. Просто ты не можешь их не делать. Я один из таких. Я не говорю, что это не нужно. Просто, чтобы идею перевести в материал, большие деньги нужны. И - огромный труд. Я вот начал графику делать, думаю: как здорово, у тебя есть бумага, есть кисти, тушь купил -и сразу выдаешь готовую вещь. А попробуй так быстро скульптуру сделать! Сначала лепишь из пластилина, потом надо снять форму, отдать на отлив, после отливки чеканить, чистить... Это не просто так - взял и скульптуру поставил. А мраморные вещи, которые я по полгода делаю!..

- Так почему же Вы пошли «в скульпторы», а не занялись более «легкими» видами творчества? Неужели выбор профессии - случайность?
- Сколько себя помню, хотел стать скульптором. С 5-го класса принял для себя такое решение. Потом были училище и длинный путь, который прошел. И никогда не было желания сказать; зря все это. Это уже творческий образ жизни. Когда человек проходит какой-то путь, сначала бывает очень тяжело, но в конце концов появляется результат. И думаешь: наверное, так и должно было бы быть. Я уже не представляю, как это - утром встать и в мастерскую не пойти. Суббота ли это, воскресенье. Я приду сначала в мастерскую, сяду, посмотрю, что вчера делал, а потом уже принимаюсь за дело...

- Условия работы скульптора у нас и за границей как-то отличаются?
- Там все частное. Построил себе мастерскую - и работай. У нас возможности для творчества не такие. С одной стороны, нам повезло, что от Советского Союза нам достался Союз художников, который имеет собственность. А насколько мы можем содержать эту собственность, это вопрос. Только за тепло в мастерской я должен платить тысячу гривен в месяц. Тяжело. Все построено было, когда эта махина работала. Сколько Лениных лепили! Каждую неделю отсюда Ленин выходил. Государство деньги давало на все. А сегодня что ты можешь сделать? Заказов таких нет... Но, по большому счету, я счастлив, что этого нет. Я из тех людей, кто Лениных не лепил. Окончил в 1990-м году Высшее художественно-промышленное училище им. В. Мухиной в Питере - и бах, кончился Советский Союз...

- С некоторого времени Вы не только скульптор, но и преподаватель...
- И мы создаем очень серьезные условия для преподавания. Слава Богу, Юрий Николаевич Бардачев пошел на это, нашли место, и очень хотелось бы там сделать студию, чтобы серьезно заниматься с детьми. У меня есть что им дать.

- А Вы видите перспективы творчества и заработка для начинающих скульпторов?
- Я не считаю, что нам нужно каждый год по 10-15 скульпторов готовить. А перспектива, конечно, есть. Но это очень тяжелый путь. Очень тяжелый. Девчонок, которые у меня учатся, «в скульпторы» не готовлю - я же преподаю не в академии художеств (но это было бы более интересно для меня - работать с начинающими скульпторами). С будущими дизайнерами мы говорим о форме, о формальных вещах, и это мне интересно. А вот ребята интересные бывают, один уже академию заканчивает. Возвращаться в Херсон пока не собирается, но я думаю, придет время - вернется. Чтобы стать серьезным скульптором, надо учиться не в Херсоне, начинать можно с училища в Одессе, дальше - Киев. Но все равно высшее образование надо получить, а там уже видно будет, станешь ты скульптором или нет.

- А скульптор без образования - такое возможно?
- Может быть. Наивное искусство я признаю и нормально смотрю на все эти вещи. Но все равно я постоянно говорю; чтобы написать хорошее сочинение, нужно буквы знать, уметь писать слова, составлять предложения. И только потом начинаешь что-то сочинять. Или понимать. По большому счету, чтобы пойти на мою выставку, человек немножко должен быть готов. Здесь можно сравнить с музыкой - не все готовы слушать джаз или классические произведения.

- Это правда. Предпочитают «попсу». А в скульптуре что можете назвать «попсой»?
- Посмотрите, сколько в магазинах ширпотреба продают! Отливают по тысяче, по три тысячи штук, под бронзу покрасили - и готово к продаже. Это китч (хотя и китч бывает качественным). Не буду ни в коем случае говорить о народных промыслах, где ты видишь очень теплые вещи. Но когда делают ширпотреб, чтобы быстро, сегодня же купили по 5-10 гривен (а через месяц-два люди его выбрасывают) - это совсем другие вещи. А когда ты в глине, камне или бронзе «джаз» играешь - извините, это дорого стоит. Есть вещи бесценные.

- Со всеми ли материалами Вы работаете и есть ли любимые?
- Я пробовал все материалы - и мрамор, и песчаник, и гранит. В этом году много делал из бронзы. На симпозиумах в камне работаю. Камень очень нравится - очень теплый, твердый. Это чисто профессиональные моменты - не люблю мягкий материал, который легко поддается. Когда приходится преодолевать, в этом что-то есть. Я вот смотрю на те вещи, что на симпозиумах делаешь - за месяц такое! А там пашешь, как папа Карло. Смогу ли через год, через два так работать? Поймите, это адский труд! Знаете, какой физический напряг идет!

- Какая из работ запомнилась своей сложностью?
- Когда Потемкина делал. Был срок, за год надо было полностью сделать. Напряженность была очень серьезная. Я 4 месяца в Киеве пахал. Чисто физически тогда было непросто. Был срок, и ко дню города надо было памятник открывать. Когда делал пектораль - было проще, потому что дома. А в основном творческие работы - это процесс. Есть вещь, которая быстро идет, а есть, которые останавливаются. И это нормально. На симпозиумах тоже нормально - потому что у тебя есть срок: должен сделать за месяц. Там тоже расслабляться некогда. А какие-то творческие муки - такого нет. Технологические проблемы бывают, но в данный момент у меня есть помощник, который снимает форму, отливает. Я сам не отливаю, отливать бронзу в мастерской у меня возможности нет. Каждый должен делать свое дело.

- Памятник Потемкину стал для Вас точкой отсчета?
- В Херсоне - да. Это первая работа в городе в серьезном материале. Я старался делать, как Мартос - я восстанавливал. После Потемкина делал «Пектораль». Я ею горжусь, здесь с начала до конца - все мое.

- А Суворов в Голой Пристани?
- Это не бронзовая скульптура, мы в бетоне делали и тонировали. Вообще-то я отказываюсь от заказов, которые не могу отлить. А здесь так получилось. Это была совместная работа, потому что делать надо было быстро.

- Что бы Вы как скульптор хотели видеть в Херсоне?
- Прежде всего, я хотел бы сделать для Херсона симпозиум по камню. Это было бы здорово. Я очень трезво смотрю на все происходящее и понимаю, что пока в нашем городе не сделаны дороги, пока на каждом шагу рвутся трубы, людям не до скульптурных изысков. В городе очень многое надо сделать, и я не буду навязывать свои идеи, например, давайте соорудим какую-то скульптуру стоимостью в миллион. Чтобы сделать что-то серьезное и красивое по моей специальности, надо, чтобы город немножко на ноги встал.

Делать серьезный проект - это как дом строить. Нетак-то это просто, и без спонсора ты ничего не сделаешь - в бюджете ни-когда не будет столько денег, чтобы город что-то такое заказал. И это не только у нас в Херсоне, я это хорошо знаю. Поэтому симпозиумы, о которых я говорю, это самый дешевый и самый быстрый вариант. Те города, где это понимают, симпозиумы проводят постоянно. Вот скоро опять поедем в Донецк. И для Херсона это реально, и стоить будет не так дорого, как может показаться. Ребята, которые участвуют в этих симпозиумах, готовы приехать. Хоть завтра позвоню - и 10-15 человек будут работать. Мы бы привели в порядок парковые зоны, набережную, бульвар Мирный... У нас столько мест, где можно очень хорошие камерные вещи поставить.

Лариса Жарких
«Херсон маркет плюс».- №48 (306).- 01-07.12.2011.- стр.15

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.