on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Новости региона

13.05.2021, 14:36

Херсон готується вшанувати День пам’яті жертв геноциду кримськотатарського народу

12.05.2021, 10:21

В Херсоні продовжується реєстрація на літературний фестиваль "Молода Еллада"

11.05.2021, 14:16

Арт-фестиваль «Міцелій 2.0» пройде в Херсоні

> Персоналии > Литература > Кабанов Александр > Александр Кабанов: Я всегда Херсонец

Александр Кабанов: Я всегда Херсонец

01.04.2007

Александр Кабанов — поэт, журналист, издатель, редактор журнала «ШО».
Родился 10 октября 1968 года в Херсоне. Мама работает на ХБК, папа — в троллейбусном управлении. Окончил школу №32, факультет журналистики Киевского Государственного Университета им. Т.Г. Шевченко (1992). Живет и работает в Киеве. Автор пяти книг стихотворений: «Временная прописка» (1989), «Время летающих рыб» (1994), «Ласточка» (2002), «Айловьюга» (2003), «Крысолов» (2005). Лауреат международной литературной премии имени Князя Юрия Долгорукого (2005) и редакционной премии журнала «Новый мир» (2005).

Александр, откуда любовь к поэзии?
Мама писала стихи и меня приобщила к литературе. Стихи сочиняю с 6 лет. У меня был прекрасный классный руководитель, учительница русского языка и литературы Тамара Викторовна Потебенько, жена генерального прокурора Украины, которая привила мне массу всего доброго и светлого.

Мы привыкли, что писатель хорошо учился в школе, читал правильные книжки, никогда не хулиганил. Как выглядел маленький Александр Кабанов?
Разным. Я рос, с одной стороны, послушным скромным ребенком, а с другой, естественно, были и поступки, которые связаны с бритыми висками. В нашей прекрасной 32-ой школе была борьба с панками. Внезапно поступило ЦУ из райкома, что тех, у кого виски выше ушей, - можно записывать на исключение из комсомола. А в Херсоне было всего две стрижки - полубокс и «под канатку», каждая предполагает завышенные виски.

Мама послала меня подстричься. И я, комсорг школы, - казачком. Мне сделали строгий выговор. А на следующий день умер Брежнев. Кто-то радовался, кто-то печалился: что же будет со страной? Меня же так пропесочили, что на митинге после слов: «Прошу почтить минутой молчания память нашего дорогого Леонида Ильича» - я начинаю автоматически хлопать... И тут понимаю, что моя творческая жизнь, вероятно, заканчивается. Школа-то была образцовая, и митинг был такой образцово-показательный...

Александр Кабанов увез жену из Херсона, или она киевлянка?
Моя жена из Житомира. Я могу рассказать массу мистических случаев по этому поводу - я человек мистического плана, и если что-то такое происходит, я сразу все это фиксирую. Ехал я на автобусе «Икарус», пристал к девушке, она вышла на автовокзале, а я поехал дальше. Потом меня так-то познакомил один мой приятель со своей женой - и это оказалась она. Она его бросила ровно через год, точнее, я отбил ее у своего Друга. Но вес было честно. Была дуэль...

Каким Вы вспоминаете Херсон - как бывший херсонец?
Я всегда херсонец. А Херсон вспоминаю не только как город парикмахерских, плавней и там еще чего-то - каких-то гопников в спортивных штанах, в семейных трусах выходящих на пляж. Я вспоминаю, что здесь родина футуристов - Хлебникова и Крученых, их первые книги. Херсон я вспоминаю как некий центр и русской, и украинской культур, которые здесь очень мирно уживались, и где очень талантливо поощрялась книга, которую регулярно издавали многие авторы.

Стал бы Александр Кабанов знаменитым, оставшись в Херсоне?
Поэту необходима творческая среда, и она должна постоянно будоражить...

Говорят, интерес к поэзии в последнее время растет.
Сейчас в Петербурге и Москве вот уж несколько лет поэзия на подъеме, вполне спокойно поэт собирает залы в 500-700 человек, есть клубы, и люди начинают в этих клубах вращаться. К поэзии возвращается интерес и в Киеве, и в Харькове, и во Львове. Я рад, что сейчас мода на поэзию возвращается как в 60-е годы, во времена Вознесенского, Окуджавы и Ахмадулиной, когда поэты собирали стадионы.

А в Херсоне Вы выступаете?
Выступал 11 лет назад. Я с большой осторожностью выступаю в таких городах, как Херсон - потому что сюда еще не докатилась волна моды на поэзию.

Почему «ШО»?
«Шо» - это что-то такое пограничное между украинским и русским, это не признак жлобства. Под «шо» на самом деле скрывается самое светлое. Журнал - некий авторский проект, он делится на три раздела: «ШО смотреть» - то, что перед глазами: телевидение, кино, театры, галереи; «ШО слушать» - то, что касается звука, музыка во всех проявлениях и «ШО читать» - все, что касается литературы во всех ее сетевых, бумажных проявлениях.

Если «ШО» - журнал культурного сопротивления, то против кого Вы сопротивляетесь?
Для меня сопротивление - не какие-то физически активные действия. Прежде всего, это качественный антиглянцевый журнал. Мне самому очень не нравится, что с приходом глобального количества второсортных глянцевых журналов, которые отмывают рекламные деньги, все пытаются нас массово превратить в домохозяек. Мы уже с большим трудом читаем тексты больше 10 тысяч компьютерных знаков. Психологи или люди, которые занимаются рекламой, говорят, что современная женщина так занята, что ей нужно вот такое интервью - про деньги, про этого актера - и все, больше она не потянет. Нас заведомо программируют.

Поэтому должен быть какой-то баланс в мире. «ШО» - не только журнал в печатном виде, мы ориентированы на разные акции. Мы находим музыкантов, художников, литераторов, мы их издаем, мы их продвигаем. Для нас очень важно - расширять культурное пространство, в котором мы находимся. Мы публикуем очень много поэзии. Мы проводили в мае 2006 года фестиваль поэзии «Киевские лавры», в котором принимало участие 84 поэта, русских и украинских, в том числе и наш земляк Анатолий Кичинский, который получил премию этого фестиваля, помимо государственной премии. Эти фестивали поэзии, акции, как мне кажется, и есть реальное сопротивление.

Какая автура интересует журнал «ШО» в первую очередь?
Те, кто что-то пишет, поет, играет на ложках, танцует, занимается цифровой фотографией (в разделе «ШО смотреть» в формате галереи мы выставляем не только графику и масло, а представляем очень широко фотографию). Публикуются молодые художники, прозаики и поэты. Журнал широко представлен в сети, есть интерактивный сайт, и я буду рад, если мы откроем каких-нибудь интересных херсонцев. Есть e-mail. Пишите.

Вы планируете украинскую версию журналу?
Дело в том, что в большинстве номеров есть материалы, написанные на украинском языке. Журнал продается в Киеве, его вполне спокойно потребляют и в Казани, и в Сибири. Как-то на русском форуме ко мне подошел Андрухович, говорит, это мой любимый журнал, хотя у нас текстов на 90% на русском языке. Кроме того мы выпускаем серию поэзии - молодых украинских поэтов, абсолютно никому не известных - это их три первые книжки по 40 стихотворений. Серию поэзии на русском языке мы не планируем.

Павел Иванов-Остославский, Игорь Бойченко
Журнал «Новый фаворит» №1 апрель 2007.

 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.