on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Новости региона

18.06.2021, 11:55

У Херсоні відбудеться концерт нового музичного проекту Святослава Вакарчука «Оранжерея»

15.06.2021, 15:39

У липні херсонці зможуть відвідати фестиваль театрів "Молоко"

15.06.2021, 15:36

У Херсоні учасники аукціону знайомились зі своїми ролями у виставі "12 стільців"

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Чума, холера и прочие «прелести» херсонской жизни... Продолжение

 

Чума, холера и прочие «прелести» херсонской жизни...

Продолжение. Начало в № 16.

Холера – спутница антисанитарии
В XIX-XX веках эпидемии, случавшиеся в истории Херсона, носили уже не столь губительный массовый характер. Страшных чумных с тысячными жертвами уже не было, однако частой гостьей южного города была холера. Городская санитарная комиссия, основанная в первой половине XIX века, с ужасом ждала наступления жарких летних дней и появления первых больных, которых незамедлительно изолировали в инфекционных больничках, мелких лечебных заведениях на территории города. Причём информация о подтверждённых случаях тут же попадала на страницы местных газет.

Труд санитарной комиссии, к которой на сложное время эпидемий подключались полиция и городская управа, давал свои результаты. Ежедневная проверка качества продаваемой продукции, санитарного состояния торговых мест херсонских рынков и мелких производств, ревизия дворов городских домовладельцев, своевременный вывоз мусора, состояние выгребных ям, освидетельствование водовозных ёмкостей - вот далеко не полный список дел, подконтрольных комиссии. Штрафовать и применять иные методы воздействия к штрафникам было уже уделом полиции и горуправы.

Почти ежедневно городские газеты печатали сообщения комиссии о пойманных с поличным нарушителях: «Торговка привлечена к ответственности за непокрытие лотка с хлебом белым полотном»; «Хозяин пекарни оштрафован за допущение в пекарню работников в грязных колпаках»; «Домовладелец привлекается к ответственности за устройство во дворе поглощающего колодца». И всё же, несмотря на все старания, мелкие, очаговые, эпидемии в старом Херсоне случались часто. Скажем, 9 июля 1910 года херсонская газета «Родной край» сообщала под заголовком: «Холера на хуторах и в Херсоне»: «С начала эпидемии зарегистрировано в городе 124 человека. Выздоровели 58, умерли 63. Хутора: заболевших 7, выздоровели 4, умерли 3. Тюрьма: заболели 4, умер 1».

Газета «Херсонские новости», 1913 год: «Г. Херсонский губернатор извещает начальника юго-западных железных дорог о том, что эпидемия в районе Херсонского уезда принимает очень серьёзный характер. Умерли все лежащие на этой неделе в холерных бараках...». Далее губернатор сетует на отсутствие надлежащих условий содержания в них больных. «Заболевшие за последнюю неделю в городе Херсоне (12 человек) находятся в более благоприятных условиях, и процент смертности, вследствие этого, значительно ниже (умерли 2 чел.)».

Неискушённый вниманием докторов и дорогостоящими лекарствами херсонский обыватель от всех заразных болезней лечился единственным верным способом - внутренней дезинфекцией. Вот что писала об этом та же газета: «В связи с холерой в каждой почти лавке стоит на столике графин с перцовкой. На вопрос - что в графине? - ответ: холерное лекарство. А для чего стаканчики разных размеров? А для того, у кого только начало холеры, наливаем маленький за пятачок. А кому уже очень недужится, и за 15 наливаем».

Здесь необходимо отметить, что после введения государственной монополии на торговлю спиртными напитками в конце XIX века такие действия лавочников расценивали как грубое нарушение существовавших правил. Но, похоже, на это иногда закрывали глаза: что поделаешь, ситуация серьёзная, как-никак - эпидемия... Впрочем, так же, как и сегодня, расторопные дельцы-предприниматели всегда умудрялись заработать буквально на всём - на снадобьях и бальзамах из самых обычных сорняков, росших тут же у дома, или пилюлях, в состав которых входили мел или толчёный порошок из красного кирпича.

А вот реклама «холерных времен» начала XX века от одного из херсонских торговцев парфюмерией: «Во время холерной эпидемии не пустой забавой является привычка душить руки и платок. Духи бронируют руки при прикосновении с заражёнными предметами, а платок, смоченный духами, является батареей, грозящей бациллам и вибрионам. Поэтому врачи рекомендуют в холерное время ходить во всеоружии целебных свойств духов, которые являются самым приятным и лёгким видом дезинфекции».

Время от времени вспышки холеры фиксировали на наших югах и в советский период городской истории. Однако, пожалуй, самой запомнившейся, с карантином и дополнительными серьёзными мерами, стала эпидемия 1970-го. Тогда очагом заразы оказалась портовая Одесса, которую уже на следующий день после подтверждения смерти от холеры двух пациентов плотной стеной окружили кордоны солдат внутренних войск. Вслед за Одессой на частичном карантине оказался и Херсон.

А некоторые городские старожилы вспоминают о «херсонском холерном августе» в год столетнего юбилея Ленина с ноткой грусти и сожаления. Так, один из моих старых знакомых Евгений Юдин рассказывал: «Конечно, неудобства были, например, пачками глотать тетрациклин для профилактики. Или когда стоит августовская жара, а купаться в Днепре нельзя, пляжи закрыты. Ни воды, ни пирожков, ни мороженого на улицах. Зато на тех же улицах, которые в период холеры метут и поливают по пять раз в день, - чистота, хоть в носках ходи. А дворы как почистили от мусора - загляденье! Ни травинки, ни мусоринки, цветочки на улицах политы, деревья».

Это, наверное, в тот холерный год ленинградцы свой известный на всю страну лозунг выдвинули: «Хотим жить, как в Херсоне». Конечно, и смертельных случаев, по сравнению с прежними, дореволюционными холерными эпидемиями, в 1970-м не в пример меньше было. Разные источники по-разному указывают количество жертв, но, по-видимому, в Одессе их было не более полутора десятков и всего несколько человек в Херсоне.

Чума и холера – не все еще беды
Основываясь на местных газетах и метрических книгах, хранящихся в Государственном архиве Херсонской области, где собрана информация о рождениях и смертях горожан, можно установить следующее. Помимо холерных эпидемий, население Херсона страдало от дифтерии, скарлатины, натуральной оспы, сыпного тифа, сибирской язвы, крупа. «С 29 сентября по 5 октября, - сообщала газета “Херсонские новости” в 1913 году, - городским санитарным бюро зарегистрировано 119 заболеваний скарлатиной, 3 дифтерией, 1 крупом и 3 тифом».

Дифтерия и скарлатина в конце XIX - начале XX веков существенно сократили детское население города и прилегавших к нему хуторов. Смертельные болезни касались даже вполне достаточных в гигиеническом плане совсем не бедных херсонских семейств. Так, в семье заводчика-судостроителя Эжена Вадона, проживавшего на территории своего чугунно-литейного завода (ул. Литейная), из 16 его детей по крайней мере шестеро стали жертвами эпидемий.

Грипп
Судя по описаниям симптомов, оставленных потомкам далёкими предками, грипп, или по-другому инфлюэнца, был известен уже давно. Однако никогда ещё не разрастался до масштабов пандемии, как это случилось в последние месяцы империалистической войны в Европе, в 1918 году.

Новая смертельная форма вирусного гриппа внесла свой вклад во всемирную историю. Воевавшие страны всячески скрывали информацию о начавшейся эпидемии и даже способствовали её распространению путём перемещения войск. Только нейтральная Испания, в которой при смерти оказалось почти 40% населения, вынуждена была объявить о начале бедствия. Поскольку первичная информация об эпидемии поступила в прессу именно из Испании, к этому смертельно опасному недугу навечно приклеили ярлык «испанка». Всего за 18 месяцев эпидемии болезнь унесла жизни до 60 миллионов человек, а заражёнными вирусом этого гриппа оказались около 21,5% населения планеты!

Послереволюционная разруха, нехватка продовольствия, топлива, медикаментов, кочевавшее, сорванное с мест жительства население только усиливали эпидемию. В условиях всеобщего хаоса было не до сбора статистических данных, поэтому определить, каковы были истинные масштабы эпидемии «испанки» в нашей стране, не представляется возможным. Тем более, нет таких данных непосредственно по Херсону. Вместе с тем стоит поверить, что бедствие, принесённое новой формой гриппа, было весьма серьёзным...

Конечно, человечество уже тогда не теряло надежды отыскать противоядие - вакцину от болезни, но понадобилось ещё немало времени, прежде чем были придуманы и опробованы действенные лекарственные препараты, в том числе из группы антибиотиков. А пока лекарства проходили стадии поисков, разработок и исследований, с гриппом боролись порой весьма варварским способом. Скажем, в 1934 году херсонская «Наддніпрянська правда» делилась с читателями последними достижениями советских учёных-медиков: «Організація хлорних камер - один із заходів боротьби з грипом. Уживання хлору - не тільки запобіжний, а й добрий лікувальний засіб. Це зміцнює слизові оболонки в хворого, полегшує перебіг хвороби, а часто й попереджує захворювання. Як повідомляє начальник санітарно-побутової управи нарком здоров 'я УРСР тов. Туркельтауб - наркомат рекомендує організацію таких камер як добрий профілактичний захід».

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №17 (961).- 23.04.2020.- стр.3

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.