on-line с 20.02.06

Арт-блог

22.12.2021, 11:41

Але згадати потім ріки ці і монохром засніженої крони, цю лінію рядка і оборони, цю риму, як троянду у руці.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Новости региона

23.02.2022, 16:07

Гончарівка запрошує на майстер-клас із пластилінової анімації

23.02.2022, 15:54

У Xepcoнi пpoxoдить oблacний чeмпioнaт з кaйт-флaїнґу

23.02.2022, 15:47

Дванадцять років з дня створення парку "Олешківські піски" на Херсонщині

> Темы > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > История культуры и краеведение > Таврия XVIII века > Данила Самойлович — врач, который спас Херсон от чумы

 

Данила Самойлович — врач, который спас Херсон от чумы

За время существования человечество знало немало грозных болезней, но чума среди них занимает особое место. В народных сказаниях чума изображалась женщиной огромного роста с распущенными косами в белой одежде. В 1783 году она появилась в городе на Днепре, который только начинал строиться...

История Херсона тесно связана с именем одной из самых ярких личностей украинской и российской медицины ХVІІІ века, ученого с мировым именем, основателя отечественной эпидемиологии Данилы Самойловича, который, преследуя чуму, исколесил 30 тысяч верст. По нынешним временам, он достоин Книги рекордов Гиннеса: непосредственно участвовал в девяти противочумных экспедициях, трижды заражался «моровой язвой» и чудом спасся. 11 декабря 2014 года исполнилось 270 лет со дня рождения этого выдающегося украинского ученого-медика. В Херсоне до сих пор распространен миф о том, что город от чумы спас Джон Говард, но это не соответствует действительности.

«Моровая язва Великая» в историческом ракурсе
Сведения об этой страшной болезни доходят до нас из седой древности. Первое упоминание о чуме читаем в Ветхом Завете - около 1320 лет до н.э. - во время выхода евреев из Египта. Массовые заболевания возникали преимущественно в Азии и Африке. В VI веке чума проникла в Европу, охватила восточную часть Римской империи - Византию. Это была первая известная пандемия чумы, которая длилась почти полвека. Второй большой мор был в XIV веке. Пандемия охватила несколько континентов и получила название «черная смерть». Только в европейских странах она забрала около 25 млн., в Китае -13 млн. человек. С того времени чума свирепствовала в Европе в течение четырех столетий. В конце XIX века началась новая - третья пандемия. Она вспыхнула на острове Гонконг и широкими волнами распространилась по многим странам мира.

Много горя принесла чума и на нашей земле. Впервые о ней вспоминает летописец Нестор, монах Киево-Печерской лавры. Он сообщает, что в 1090 году за 40 дней в Киеве умерло от чумы около 9тыс. человек. От страха перед чумой холодели сердца. Никто не знал, откуда она происходит, что именно ее вызывает. Самым эффективным «предупредительным» средством был... побег. Спасаясь от заразы, люди бросали свои дома, убегали, куда глаза глядят, но невидимый враг гнался за ними, нередко догонял и безжалостно уничтожал. Отсюда и пошло выражение: «Убегать, как от чумы».

Украинские врачи против грозной эпидемии
Но человеческий разум не мог долго с этим мириться. Ученые старались изучить болезнь, найти способы борьбы с ней. В н. ХVIII столетия чума снова лютовала на Украине - Чернигове и Киеве, а в 1770-71 годах - в Киеве и Москве. Своего пика эпидемия достигла в 1771 году - за сентябрь и октябрь в Москве от чумы погибло около 40 тыс. человек. Главным организатором борьбы против моровицы стал украинский ученый - медик и историк Афанасий Филимонович Шафонский. Когда эпидемия охватила Москву, он возглавил борьбу с ней. В самый разгар эпидемии в Москву прибыл еще один украинский врач, земляк Шафонского Данила Самойлович Сущинокий, больше известный как Данила Самойлович.

После окончания школы при Петербургском адмиралтейском госпитале он оказался на фронте - Россия воевала с Турцией. В Бессарабии, как военный врач, Самойлович столкнулся с моровицей. Вооруженный знаниями, он уже знал, чем она опасна, а вот как возникает и распространяется - не знал. Настойчиво искал ответы на эти вопросы и поэтому оказался в Москве. Попросил, чтобы его направили в чумную больницу. Удовлетворить просьбу было несложно: многие врачи просили их заменить. Работая с больными, Самойлович не боялся заразиться. Он подходил к больным, рассекал чумные бубоны, нередко касаясь гноя. Наблюдая за больными, он пришел к выводу, что чума не передается через воздух, а непосредственно от больного или его вещей. Значит, от чумы можно спастись. Нужно не контактировать с больными, не касаться его предметов. А что с ними делать? Ответ ясен - дезинфицировать. Как именно - он еще не знал.

Вскоре он сам на себе сделал опыт. Белье больного чумой обкурили специальным дезинфицирующим порошком, который изобрел молодой российский врач Касьян Ягельский. Самойлович одел его на себя еще горячее и лег спать. Друзья волновались. Проводя далее опыт, Самойлович несколько раз заходил в комнату. Курительный порошок обжигал ему руки, на теле появились раны, но он мужественно довел опыт до конца. Впервые в истории мировой науки украинский врач Данила Самойлович доказал, что возбудитель чумы может погибнуть - на него распространяется биологический закон жизни и смерти. Практическая медицина получила первый, хотя и несовершенный способ борьбы с «черной смертью». Не менее важными были и другие меры, которые предлагал Самойлович - прививки, материал для которых предложил брать из чумных бубонов. Таким образом, ученый, намного обогнав свое время, выдвинул идею профилактических прививок с ослабленным заразным началом, идею которую оценили и развили значительно позднее.

Через несколько лет он едет за границу, защищает в Лейдене диссертацию на звание доктора медицины, изучает все, что касается чумы. Он написал известный труд «Записка о чуме, которая в 1771 году поразила Российскую империю и особенно - Москву». Здесь он подробно описывает эпидемию; меры, которые принимала специальная комиссия, чтобы преградить путь чуме, рассказывает о самоотверженной работе врачей. Врач, особенно, который борется с эпидемиями, отмечает ученый, «должен всегда и везде показывать личный пример другим». Взгляды Самойловича, изложенные в его трудах, открывали новый раздел в медицине. Академия наук, искусств и литературы в городе Дижоне (Франция) - та самая, которая присудила премию Жану-Жаку Руссо - избрала его в свой состав. Своим почетным членом его избирают 12 иностранных академий - Парижа, Рима, Марселя, Лиона и других европейских городов. Научные труды Самойловича поступали во многие научные общества Европы, привлекли внимание специалистов. В тамошних научных кругах оживленно дискутировали о возможности предложенных украинским доктором противочумных прививок и о других его новаторских предложениях. Он становится известным во всей Западной Европе, не зная, что в России ему придется еще не раз встретиться с этой страшной болезнью.

Данила Самойлович в Херсоне
В 80-е годы началось заселение Причерноморского края, Екатеринославского наместничества, освоением которого руководил всесильный фаворит Екатерины II князь Потемкин. Для строительства нового города Херсона он не жалел ничего - ни денег, ни людей, которые жили в землянках, ночевали на улице. Эпидемия началась весной 1783 года и быстро распространилась среди жителей Кили, Измаила, Бендер, Аккермана, Очакова. В начале лета чума появилась в Херсоне, в августе обстановка еще более осложнилась, с июня по декабрь, как свидетельствует правитель города, умерло 3744 человека. Ежедневно погибало по 50 человек. Грозная эпидемия могла сорвать планы Потемкина по строительству города, а также подготовку к предстоящему путешествию императрицы по ее владениям, и наместник огромного Новороссийского края прибыл в столицу просить помощи. Екатерина II убеждала своего любимца приняться «сильной рукой за истребление херсонской язвы».

Могущественный фаворит сразу же появился в Государственной медицинской коллегии, требуя радикальных мер по борьбе с эпидемией. Потемкину нужно было срочно найти врача, который имел опыт борьбы с моровицей, и он, по совету приближенных, пригласил Самойловича. В «Записках императорского Одесского общества истории и древностей» (т. ХI, 1879 г.) напечатан интересный документ - ордер о направлении Д.С. Самойловича в Херсон на борьбу с чумой, который 15 мая 1784 года подписал Григорий Потемкин. Ему предложили занять высокую должность главного губернского лекаря Екатеринославского наместничества и Таврического края. Получив деньги в канцелярии Потемкина, Самойлович отправился в административный центр наместничества г. Кременчуг - путь в 1700 верст.

Какой и предполагал, на борьбу с «моровой язвой» выступили люди, не знающие ее природы, не имеющие практического опыта и, разумеется, наделали ошибок. Принимая слишком жестокие меры, вплоть до сожжения домов умерших, местные медики и чиновники только усугубили ситуацию. Перепуганные жители выносили из домов ценные вещи, скрывали от карантинного контроля заболевших, тайно хоронили умерших, тем самым способствуя распространению эпидемии. Самойлович собрал сразу немногочисленных врачующих и огласил свою твердую позицию:

- Прекратить сожжение домов, не увлекаться слишком жесткими, непопулярними в народе мерами, тем более, что от них никакой пользы. Меньше прыти, больше ума. Не жечь дома, не пускать бедный люд по миру, а наладить, как следует, обеззараживание помещений, как это делали в Москве. Нужна разъяснительная работа среди населения, чтобы люди знали, на что направлены усилия лекарей.

Летом в Кременчук прибыл нарочный от Потемкина - Самойловичу необходимо было незамедлительно отправляться в Херсон. Напряженная обстановка ощущалась уже на подъезде к городу. Среди населения - паника: с чумой боролись еще старыми методами - жгли костры, больных чумой не изолировали. Данила Самойлович организовал все по-новому. Были созданы карантины, больных устроили в изоляторы, проводили прививки. Эпидемия постепенно шла на убыль. Пребывание Самойловича в Херсоне и Кременчуге с 1784 по 1787 гг. - период удачного сочетания кипучей и высоко полезной практической деятельности с глубокими научными исследованиями. Он писал парижским ученым, что в Херсоне стремится к развитию науки не меньше, чем в Париже. Самойлович из Кременчуга часто ездил в Херсон; он вскрывал погибших от чумы, инспектировал госпитали, руководил портовыми карантинами, выезжал в те селения, где возникают вспышки чумы. В отчете Екатерине II, всесильный князь Потемкин высоко оценил его деятельность: «Самойлович - о нем иначе сказать нельзя, как герой чумной, или истинный Эскулапий, или, когда хотите, Иппократ. Ей-ей, я перед вами, не солгу».

В 1787 году научная деятельность Д.Самойловича была прервана в связи с началом второй русско-турецкой войны. Он отправился в действующую армию, которой командовал Александр Суворов. Теперь, уже, как военный врач, организовал работу госпиталей и лазаретов. Во время знаменитой Кинбурнской операции (1 октября) Данила Самойлович спас жизнь знаменитому российскому полководцу, который дважды был ранен - в грудь и руку.
- Запомни: мне лежать здесь долго никак нельзя. Что скажешь, братец мой? - не унывал великий полководец.
- Слава Богу, жизненно важные органы не задеты. Поставим на ноги, - уверенно ответил доктор.

В рапорте князю Потемкину А.В.Суворов писал, что ученый Самойлович прекрасно руководил медицинскими чинами, что он поставил на ноги полки и ходатайствовал о награждении его орденом св. Владимира. В августе 1793 года Д. Самойлович был назначен главным доктором карантинов и направлен на юг. Здесь ему пришлось успешно ликвидировать вспышки «моровой язвы»: в 1796 г. - в Тамани, в 1797 г. - в Одессе и в окружности Каменец-Подольского, в 1798 - в Дубоссарах, в 1799 г. - в Кафе (Феодосия) и недалеко от Елисаветграда. Он требовал от врачей, чтобы, узнав об эпидемии, они «летели наипоспешние в селение то и ко подаянию всевозможной помощи язвою зачумившемуся и ко подаянию благоразумнейших наставлений» и сам так поступал. Имея большой опыт практической деятельности, Д. Самойпович разработал оригинальную и на то время смелую систему противочумных мероприятий, предложил прививки против смертоносной инфекции.

Данила Самойлович был главным врачом Юга России (Крым, Херсон, Екатеринослав), активно проводил противоэпидемическую работу. С 1801 по 1805 год занимал должность инспектора Черноморского врачебного управления (г. Николаев), руководил большим военным госпиталем. В последние годы жизни много думал о путях искоренения чумы, считая ее проблемой глобального масштаба. Он даже обратился к императору Александру I с предложением созвать международный конгресс по чуме, пригласив на него ученых европейских стран. Однако этот план так и остался нереализованным. 20 февраля 1805 года Д. Самойлович умер в Николаеве, где и был похоронен. Благодарные потомки на улице, которая носит имя Данилы Самойловича, открыли памятник.

В ХVІІІ веке только в Украине было зарегистрировано 15 эпидемий чумы. Данила Самойлович принимал участие в ликвидации девяти. Более 20 лет воевал он с грозной болезнью и побеждал ее. Благодаря самоотверженному украинскому ученому, наука сделала большой шаг к победе над «черной смертью». Победили чуму окончательно только в 30-е годы ХХ-го века в СССР. В 1784 году, борясь с «моровой язвой» в Херсоне, основал первое в Российской империи научное медицинское общество - «медицинское собрание». Он автор 4-томного научного труда о чуме. Его учение о чуме, созданное в ХVІІІ веке, может с полным правом рассматриваться как общее учение об эпидемиях. Действительный статский советник, награжден орденом св.равноапостольного князя Владимира ІV степени. Почетный член Российской медицинской коллегии, Данила Самойлович спас не только тысячи человеческих жизней, но и большие материальные ценности для государства. Он верил в то, что «сбудутся надежды наши, и увидим мы все, что моровая пошесть смертоносная, заразоносная чума так же в народе будет безопасной, как и сама оспа, тем более оспа привитая». Предвидения великого ученого сбылись.

В Херсоне, который он спас от чумы, тоже не забыли о мужественном враче. Об этом напоминает портрет Д. Самойловича в Херсонском краеведческом музее, а также мемориальная доска в художественном музее, где золотыми буквами высечены имена тех, кто прославился своими подвигами. Среди них и Данила Самойлович. Его имя носит сквер на Николаевском шоссе возле Главного управления санитарно-эпидемиологической службы в Херсонской области, но, к сожалению, до сих пор там не установлена табличка. Хочется верить в то, что когда-то в Херсоне, который Самойлович спас от чумы, появится памятник этому великому украинцу.                                                                 

Зоя Демченко
Джерело інформації: «Херсонський вісник».- №52 (1269).- 18.12.2014.- стр.15

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.