on-line с 20.02.06

Арт-блог

13.05.2015, 09:45

May

Random photo

Voting

???

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Calendar

     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

News

01.08.2015, 13:17

Crazzzy Days

13.05.2015, 09:52

den-evropyi-v-hersone---2015

> Topics > CULTURE > History of culture and the regional study > Экскурсия по улицам Херсона. Детская площадка и лютеранская кирха

 

Экскурсия по улицам Херсона. Детская площадка и лютеранская кирха

Продолжая нашу прогулку, хочу отметить, что к началу ХХ века херсонское уездное земство и городская управа приложили немало усилий, чтобы сделать Херсон и его окрестности зелёными и тенистыми. Ведь летней порой здесь всегда имелось в избытке жаркого южного солнца. Этим трудам в немалой степени способствовало «Положение о новом устройстве лесной части в южных поселениях», вступившее в силу ещё в 1859 году.

В 1866-м Херсонское губернское земское собрание выработало свои правила, касавшиеся не только разведения лесов в степной полосе губернии. Новые нормы обязали «лиц сельского сословия» высаживать деревья на принадлежавших им или арендованных ими территориях. Не менее 5 деревьев в течение каждых трёх лет. Причём, не только «посадить и забыть», но и ухаживать за ними до определённого возраста, после которого укоренившееся и начавшее интенсивный рост, оно могло быть предоставлено само себе.

В соседней Одессе, приняв во внимание, что окрестные солончаковые земли малопригодны для произрастания деревьев, увеличили требования к объёмам посадок в селениях: «Чтобы насаждение от 5 до 10 деревьев при каждой усадьбе было обязательным». Конечно, даже после принятия сих строгих правил до определённого времени существовала проблема с приобретением посадочного материала. То есть принятое положение стало толчком для устройства общедоступных питомников на Херсонщине.

Первые питомники в уезде и в Херсоне
Первый земский плодовый питомник в Херсонском уезде был заложен при Владимирском казённом лесничестве в 1887 году. А в 1888-м на двух десятинах земской земли в селе Большие Копани был основан первый питомник в Днепровском уезде. Помимо питомников Владимирского и в Копанях, с помощью земства были устроены крупные питомники на землях Фальц-Фейна вблизи Аскании-Нова, в Богдановке и на земле Павленкова при Лукьяновской сельскохозяйственной школе в Каховке. К тому же времени относится  и появление на херсонских землях ряда частных питомников и показательных садовых хозяйств.

Земская статистика констатирует факт, что только за 6 первых лет своего существования питомник в Больших Копанях вырастил и реализовал свыше 61 тысячи плодовых деревьев и 880 с половиной тысяч деревьев лесных пород. Согласно основной политике земства – «всякий плательщик земских налогов имеет одинаковые права на помощь от земских сельскохозяйственных учреждений» – и идее осуществления лесонасаждения в степных местах, на первых порах деревья лесных пород отпускали бесплатно. Какой пример для нашего «продвинутого» века!

В начале 1890-х годов городской голова Херсона Василий Григорьевич Терещенко, кстати, один из «долгожителей» на этом посту, занимавший его с 1875-го по 1892-й, выступил с инициативой создания городского питомника. Терещенко поддержали многие городские общественные деятели, однако бывший в то время городским садовником некто Ридер сумел «похоронить» это благое начинание.

Выписка же посадочного материала для нужд Херсона из имевшихся в губернии питомников обходилась весьма недёшево – «за каждое дерево с доставкой около 60 – 65 коп.». По ценам прошлого, на 60 тогдашних копеек можно было купить килограмм сахара-рафинада или 4 кг картофеля.

В старых херсонских газетах можно найти отчёты о суммах, затраченных на покупку саженцев деревьев в весенний период: 500–800 рублей ежегодно. Причём в отличие от дня сегодняшнего, тогда это были весьма приличные деньги. И это при том, что в период сложившейся в Херсоне в начале ХХ века доброй традиции проведения Праздника древонасаждений, в котором принимали участие все учащиеся города, многие питомники отпускали посадочный материал для праздника совершенно бесплатно. А это было ни много ни мало – 50–60 тысяч деревьев.

Не менее интересным в «Положении о новом устройстве лесной части в южных селениях» 1859 года был пункт о защите зелёных насаждений, который предусматривал штраф в 25 рублей за порубку или слом дерева. Для сравнения, жалование дворника в те далёкие времена составляло 18–19 рублей в месяц, а продавца «зельтерской» воды или кухарки – всего 5–6 рублей… В случае особой ценности погубленного дерева виновного ожидал уголовный суд.

В конце 1890-х годов Александру Инвейсу, сменившему Ридера на посту городского садовника, удалось вновь поднять вопрос создания городского питомника. Пока горуправление решало задачу об отведении для этой цели земли в районе еврейского кладбища, новый садовник заложил несколько «школок» саженцев в Александровском парке (в том месте, где впоследствии был построен летний театр) и в садике городской библиотеки, где из семян были выращены несколько тысяч туй.

Кроме того, на окраине городского кладбища, которое находилось тогда вне города, была устроена оранжерея, где выращивали цветы на все случаи жизни. Впрочем, оранжерея Инвейса была не единственной в городе. Одна из них, специализировавшаяся на выращивании хризантем «из семян, доставленных из Японии», находилась в Херсонской временно-каторжной тюрьме.

Площадка Общества физического воспитания детей
В июне 1897 года городская дума решила вопрос отведения участка городской земли в районе Пестелевского бульвара, напротив Александровского парка, для устройства площадки Общества физического воспитания детей. Чтобы превратить унылый пустырь этой части Ярмарочной площади в зелёный оазис, под руководством городского садовника была осуществлена посадка молодых деревьев из выращенных им саженцев, обошедшихся городу практически бесплатно. Так что ассигнованные на устройство площадки средства в размере трёх тысяч рублей могли полностью потратить на спортивное оборудование и реквизит. История сохранила несколько фотографий площадки Общества физического воспитания (датированных 1904–1911-м годами), на которых игравшие дети запечатлены на фоне уже подросших густых деревьев.

Что же касается самой площадки, то главной задачей была организация правильного детского досуга, приобщение юных херсонцев к спорту. Впрочем, помимо соревнований и подвижных игр, частыми здесь были спектакли и концерты, подготовленные силами самих детей. Проводились экскурсии на действующие в городе предприятия, сельскохозяйственные фермы для ознакомления детей с профессиями, прогулки в Казённый сад или на лодках на днепровские острова.

И если первоначально после открытия вход на площадку был платным, то очень скоро устроители сумели отказаться от подобной практики и сделать пребывание детей на площадке полностью бесплатным, что было совсем немаловажно для малообеспеченных, как тогда говорили, недостаточных семейств. Мало того, во время походов и экскурсий каждый участвовавший в них ребёнок получал бесплатный завтрак и чай, а средства для этого жертвовали местные благотворители.

О том же, что площадка Общества с первых своих дней существования пользовалась особой популярностью, говорит тот факт, что только в день открытия её посетили около двух тысяч детей.

Кирха на углу Почтовой и Лютеранской
У противоположного угла Александровского парка, вдали от шума площадки Общества физического воспитания детей, на углу Почтовой и Лютеранской (улица Лютеранская, 2, в советское время Кирова), на месте построенного в конце 1950-х годов жилого дома, где на первом этаже располагался знаменитый магазин «Тавричанка», лет 60 назад стояла лютеранская кирха.

А ещё ранее вплоть до самого принадлежавшего городскому голове Николаю Блажкову особняка, выполненного в виде красивого замка с башней (ныне здесь находится музыкальная школа № 1), до революции и последующей советской национализации эту сторону улицы занимали постройки, принадлежавшие немецкой общине Херсона.

Немецкая община в нашем городе появилась ещё на заре его строительства как часть проекта императрицы Екатерины ІІ по заселению присоединённых к империи южных земель. Иностранцы, решившиеся поселиться на ещё достаточно необжитых землях Северного Причерноморья, получали от екатерининского правительства немалые льготы, в том числе – и освобождение от податей на несколько десятилетий. Похоже, первым, о чём позаботились немецкие переселенцы на новом месте, стала кирха, благодаря которой эта улица получила название Лютеранской.

К сожалению, история не сохранила информацию о причинах гибели построенной в 1780-х церкви. Скорее всего, она была уничтожена пожаром.

Нестабильное экономическое положение Херсона в начале XIX века повлияло и на численность немецкой общины. Поэтому к постройке новой лютеранской кирхи приступили только в мае 1867 года, то есть ровно 150 лет назад. Новая церковь была построена по проекту Александра Пальшау и Карла фон Штемпеля – херсонских архитекторов, имевших немецкие корни. Спустя два года после начала строительства, 1 июля 1869-го, старший пастор Эмил Кибер отслужил здесь первый молебен.

Ещё через пять десятков лет, в период империалистической войны, немецкая община в Херсоне пережила далеко не лучшие времена. Несмотря на утверждения некоторых местных краеведов о том, что в годы Первой мировой войны отношение херсонцев к лицам германской национальности было вполне толерантным, в старых херсонских газетах того периода имеется масса сведений обратного характера. Скажем, полученное херсонским губернатором в феврале 1915 года разъяснение Совета министров относительно 100-вёрстной полосы, «в пределах которой должно быть ликвидировано немецкое землевладение» или воспрещение разговоров по телефону «на немецком, венгерском, а также и на еврейском языках ввиду затруднительности цензуры последнего». А чего стоит «Объявление о шпионах», в котором местное население призывалось быть крайне бдительным, чтобы противостоять «усиленной деятельности немцев по сбору сведений, имеющих хоть какое-нибудь отношение к войскам».

Кроме того, так как Херсонская губерния была одной из наиболее заселённых немецкими колонистами губернией, в 1915 году были проведены массовые переименования немецких названий сёл и деревень на русский. «Переименовать Кронаусскую волость Херсонской губ. и уезда в Высокопольскую, – сообщала газета “Родной край”, – с. Эйгенфельд – в Суворовку, с. Шенталь – Краснояр, с. Эбенфельд – Брусилово…» – далее следуют ещё с добрых полторы сотни названий.Однако хуже всего стало положение лютеран после победы Октября и установления советской власти в Херсоне. На волне изъятия ценностей и борьбы с религией кирха и принадлежавшие общине дома были реквизированы.

После революции и Гражданской войны в здании, находившемся рядом с кирхой на Лютеранской и также принадлежавшем немецкому обществу, располагались линейный отдел водтранса, Нижнее Днепро-Бугское пароходство и городской отдел НКВД, с 1940 года – гормилиция.

В период 1941–1945 годов немецкая община Херсона перестала существовать. Добротное здание кирхи стали использовать для хозяйственных нужд, а в 1955 году вообще снесли, построив впоследствии на этом месте жилой дом с уже упоминавшимся мной кондитерским магазином «Тавричанка» на первом этаже.

Джерело

Публікація першоджерела мовою оригіналу

Leave a reply

Enter the number you see to the right.
If you don't see the image with the number, change the browser settings and reload the page