on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Новости региона

23.06.2021, 12:09

До Херсона їде фотовиставка «Обличчя нових громад»

18.06.2021, 11:55

У Херсоні відбудеться концерт нового музичного проекту Святослава Вакарчука «Оранжерея»

15.06.2021, 15:39

У липні херсонці зможуть відвідати фестиваль театрів "Молоко"

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Херсон - город хлебный: шпионы и война

 

Херсон - город хлебный: шпионы и война

Продолжая тему производства и экспорта херсонской пшеницы за границу в конце XIX - начале XX в.в., начатую в предыдущем номере газеты, обращусь к более ранним временам - к 1870-м годам, когда в самых крупных городах Северного Причерноморья Николаеве, Одессе и Севастополе, согласно договору между Россией и Германией, были учреждены германские консульства

Губернский Херсон до консульства Германии «не дотянул», так как экспортные поставки и связи с иностранными государствами здесь были самыми скромными.

Первым германским вице-консулом в соседнем Николаеве с 27 февраля 1878 года стал купец Фридрих Геллер. Правда, уже спустя четыре года, в начале зимы 1882-го, он подхватил жестокую простуду, от которой и скончался. В декабре того же года германское вице-консульство в Николаеве возглавил поселившийся здесь сорокалетний бременец Франц Фришен, бывший вице-консул Нидерландов. Деятельность Фришена на юге империи оказалась весьма успешной. Обладатель серьёзного капитала, Фришен входил в целый ряд акционерных обществ, в том числе и связанных с постройкой железных дорог и перевозкой по ним грузов, был членом николаевского биржевого комитета, учётного комитета Николаевского отделения Русского для внешней торговли банка, а «Торговый дом Фришен и Ко» был крупнейшим экспортёром зерна. Приложил Франц Иванович свою руку и капиталы к устройству Николаевского коммерческого порта и созданию Южно-Русского общества плавучих элеваторов, в котором состоял председателем правления.

В мае 1896 года был принят и высочайше утверждён устав этого общества, предусматривавший «устройство и эксплуатацию в портах Одессы, Николаева, Очакова и других южных отпускных пунктах плавучих элеваторов и приспособлений для взвешивания и перевозки зернового хлеба».

Что представлял собой плавучий элеватор? Основой его были крепкие железные понтоны с установленными на них башнями, снабжёнными ковшовым конвейером с ленточным транспортёром и автоматическими весами. Вся механическая система приводилась в движение керосиновым двигателем и паровым локомобилем. Плавучие элеваторы значительным образом ускоряли погрузку хлеба на суда и точный учёт его объёмов. Первые десять плавучих элеваторов, появившиеся в наших южных широтах, принадлежали германскому вице-консулу Фришену.

С созданием «Южно-Русского общества плавучих элеваторов» заказ на их изготовление получил целый ряд местных заводов, в том числе и херсонский «механический чугунно-литейный и судостроительный завод» (таково его полное наименование) предпринимателя Вадона. По некоторым данным, к началу 1917 года техническая база общества насчитывала не менее 22 плавучих элеваторов, 14 из которых находились в Херсоне и обслуживались всё тем же предприятием Александра Вадона. Похоже, плавучие элеваторы в Херсоне служили альтернативой мощным стационарным элеваторам Николаева и Одессы, запущенным в эксплуатацию в 1890-е годы.

Оставаясь в рамках темы, пожалуй, стоит сказать, что херсонское предприятие семейства Вадонов уже изначально было ориентировано главным образом на производство водного грузо-пассажирского транспорта, сельскохозяйственного оборудования и паровых машин. Кроме пароходов, железных барж, различных систем паровых машин и помп, оборудования для лесопильных заводов, циркулярных автоматических станков и прочего, здесь производили поливальные машины для огородов и садов «с американскими ветряками “аэромоторами”», артезианские абиссинские колодцы, плуги системы «Барабан», локомобили, составлявшие основу любого промышленного и сельскохозяйственного производства в те времена. Завод производил ковку и литьё продукции различной сложной конфигурации, занимался ремонтом пароходов, паровых машин и сельскохозяйственного оборудования.

Упоминаемые здесь плавучие элеваторы стали строить на заводе в начале XX века, когда в Херсоне окончилась, наконец, многолетняя малоуспешная эпопея с углублением реки Кошевой и русла Днепра от Херсона до выхода в Днепровский лиман, позволившая заходить в Херсонский порт под загрузку крупным морским судам с глубокой осадкой. Кроме фришенского общества, некоторое число плавучих элеваторов имелось и в ведении других, более мелких фирм, занимавшихся экспортом хлеба.

По сути, Николаевское общество плавучих элеваторов и некоторые другие, возглавляемые Фришеном, успешно просуществовали до конца 1913 года, когда вице-консул вдруг свернул деятельность своих предприятий и, к недоумению бывших его компаньонов, исчез, бросив на произвол судьбы весьма дорогую свою недвижимость в Николаеве. Спустя некоторое время, практически перед самой войной 1914 года, стало известно о тайной деятельности господина Фришена в пользу Германии и о том, что одним из самых крупных вкладчиков его предприятий был «не кто иной, как сам кайзер Вильгельм, вклад которого достигал одного миллиона золотых рублей».

В дальнейшем с именем Фришена связана информация, ставшая доступной русской прессе, о крупных пожертвованиях в пользу германской армии на войну с Россией. Так, «Николаевская газета» редактора-издателя Афанасьева 25 июля 1914 года, на следующий день после объявления Австрией войны России, сообщает: «Бывший германский консул, известный негоциант Ф. И. Фришен, наживший в Николаеве миллионы и выехавший затем за границу, пожертвовал германскому правительству на нужды войны с Россией 50 тысяч рублей».

Из архивных документов жандармского управления следует, что ещё с 1909 года за Фришеном, как резидентом германской разведки, был установлен негласный надзор. Разведкой штаба Одесского военного округа выявлено, что благодаря протекции этого всеми уважаемого члена николаевского общества некто Гиттерман, изобличённый впоследствии как германский шпион, в 1912 году посетил николаевские судостроительные заводы, где строили военные корабли. Фактов в отношении шпионской деятельности Фришена было вскрыто достаточно много, но нерасторопность жандармов и органов разведки позволили Фришену вовремя скрыться.

С таким трудом налаженный экспорт херсонской пшеницы за границу потерпел серьёзный удар с началом Первой мировой войны. Уже осенью 1914 года Германия передала Османской империи линейный крейсер «Гебен» и лёгкий крейсер «Бреслау», которые во многом превосходили корабли броненосного флота имперской России. В совокупности с военным флотом Турции эти корабли должны были осуществлять и экономическую блокаду побережья Северного Причерноморья, с чем они успешно справлялись, пуская на дно коммерческие суда вражеской державы, рискнувшие на авантюрные действия по доставке различных грузов, в том числе и зерна.

В ноябре 1914 года военное министерство Российской империи мобилизовало и включило в состав военного флота в качестве заградителя старое товарно-пассажирское судно «Олег», совершавшее регулярные рейсы между Одессой и Херсоном. Однако переоборудование судна в связи с ветхостью его корпуса оказалось невозможным. Тогда старое судно решили использовать в качестве заграждения, затопив его для блокирования фарватера при выходе из турецкого порта Зонгулдак.

В ночь на 11 декабря 1914 года гружённый камнем «Олег» в числе каравана, состоявшего из таких же старых гражданских судов, находившихся под прикрытием черноморских миноносцев, отправился в свой последний рейс. Погодные условия и несогласованность работы экипажей сыграли с караваном злую шутку. К намеченной цели гораздо позже расчётного срока добрался лишь один «Олег». Не выявленные ранее турецкие береговые батареи открыли по нему сильный огонь. По сообщению журнала «Русское судоходство», находясь в безвыходном положении, «...капитан парохода Алексей Скуфати не захотел вступить в переговоры с врагом, предпочтя гибель судна плену. В результате обстрела “Олег” получил столько пробоин, что управляться не мог, и подошедшим на выручку нашим миноносцам пришлось затопить судно, на котором убиты, ранены и утонули несколько человек экипажа». В этот раз операция против турецкого флота окончилась провалом.

В продолжение темы, пожалуй, уместно будет сделать ещё одно небольшое отступление: незадолго до начала войны 25 апреля 1913 года в Херсоне на Карантинном острове состоялось торжественное освящение новой судостроительной верфи, заложенной предпринимателем Александром Вадоном. Новая верфь стала частью программы по сборке военных кораблей, разработанной Комитетом по усилению военного флота на добровольные пожертвования. На верфи Вадона в самое ближайшее время должны были приступить к сборке трёх эскадренных миноносцев для Черноморского флота.

Не стану останавливаться на подробностях осуществления проекта, скажу лишь, что перед самой войной, 16 марта 1914-го, состоялся торжественный спуск первого херсонского эскадренного миноносца «Счастливый», 25 мая того же года был спущен на воду эсминец «Быстрый», а 15 июля со стапелей сошёл эсминец «Пылкий». Весной 1915 года херсонские эсминцы стали частью минной бригады Черноморского флота. Основной задачей бригады была постановка заграждений у Босфорского пролива и блокада турецкого побережья. Действия миноносцев были направлены на уничтожение турецких транспортных судов, в первую очередь, перевозивших стратегические грузы. Уже к началу 1916 года прибрежному судоходству Турции, участвовавшей в войне на стороне Германии, был нанесён непоправимый урон. К концу года в составе турецкого флота осталось всего лишь два угольных транспорта. Из-за отсутствия угля крупные военные суда, в том числе линейный крейсер «Гебен», не могли развести пары и выйти в море.

Многоцелевые миноносцы, обладавшие преимуществом в скорости и вооружении, безраздельно властвовали у турецких берегов. Только 6 октября 1916 года эсминцы «Счастливый» (херсонской сборки), «Поспешный» и «Пронзительный» (николаевского завода «Наваль»), совершившие рейд в Синоп, уничтожили более 60 судов противника. Благодаря действиям эсминцев была снята блокада портов Северного Причерноморья, однако нарушенный войной хлебный экспорт в стране уже не мог быть восстановлен в первую очередь по причине продолжавшейся войны и сократившегося производства зерновых. Наступивший судьбоносный 1917 год охарактеризовался ещё большим падением экономики, нехваткой основных продуктов питания и длинными хвостами очередей у хлебных лавок.

Александр Захаров
Джерело інформації: «Гривна-СВ».- №8 (1005).- 25.02.2021.- стр. 5

 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.