on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829   

Новини регіону

22.02.2024, 12:32

Затримували російські військові, але Херсон не залишив. Історія рок-музиканта Дмитра Галютдінова

До повномасштабної війни рок-музикант та відеоінженер у театрі. Під ...
19.02.2024, 18:38

У Берліні відбулася світова прем'єра фільму “Редакція” Романа Бондарчука

  У Берліні відбулася світова прем'єра фільму “Редакція” ...
19.02.2024, 18:32

"Тренуємось періодично, але це лише початок". Як у Херсоні відновлює роботу естрадно-циркова студія "Jin Roh"

Естрадно-циркова студія "Jin Roh" відновила тренування у Херсоні. ...
> Персоналії > КУЛЬТУРОЛОГІЯ > Потьомкін Григорій Олександрович > Легенда о любви и творчестве Григория и Софии

Легенда о любви и творчестве Григория и Софии

09.01.2003

Старая херсонская новогодняя сказка (юбилейному году посвящается).

13 сентября 39 года в далёком смоленском селении появился на свет паренёк Гриша. Он оказался смышлёным, поступил в университет и в 57 году был даже в числе лучших 12 студентов. Но преподавание казалось ему скучным и неинтересным, он стал прогуливать и честно заслужил отчисление. Впрочем, самообразовываться Григорий продолжал. Изучал всё, что нравилось, а нравилось многое. Много читал, был влюблён... Последнее беспокоило его особенно. Ведь влюблён он был не в какую-то студентку московского университета. Его душу волновала Великая Княгиня Софья.

За те несколько лет, проведённых молодой Софией в России, она обнаружила блестящий ум, терпение и сильную волю, ведь её брак был несчастным. Муж Карл, глупый и чёрствый человек, с презрением относился к образованной жене, подвергал супругу оскорблениям и унижениям. Многие относились к ней с сочувствием. А Григорий любил. Да, он - никто, а Софьин муж стал императором, но Григорий надеялся. Он поступил в конный гвардейский корпус, чтобы хоть изредка, хоть издали видеть её. Ему хотелось проявить себя, совершить «поступок» ради неё. И такая возможность появилась.

Карла в России не любили. Назревал переворот. Григорий сразу вступил в ряды сторонников Софьи и развёл пропагандистскую деятельность среди солдат в её пользу. С Карлом было покончено. Победа? Григорию следовало бы поклониться своему коню. На смотре войск он вышел на нём из строя и на виду у всех выполнил поклон перед новой императрицей. Софья не могла не обратить внимания на статного всадника могучего сложения с недурной внешностью. А в коротком диалоге обнаружила его эрудированность и остроумие. Григорий впечатление произвел, получил гору подарков за участие в перевороте и заслужил личную встречу с благодарной императрицей. На встрече Григорий блеснул находчивостью, сумел развеселить Софью и добился расположения. Он стал частенько приглашаться во дворец. Сердце пылало.

Но случилось непоправимое. На глазу у Григория выскочил прыщ (ячмень). Григорий заволновался, забегал, обратился к знахарю и..., о ужасный результат, - заработал косоглазие. Как в таком виде показаться любимой? Стоит ли говорить, что он пережил? Григорий исчез. Пропал. Софья ждала, волновалась, стала искать, спрашивать. Нашла в Александро-Невском монастыре. Он уже вырядился в монашеское одеяние, изучал церковный устав и объявил, что хочет принять постриг. К счастью, всё обошлось. Дело закончилось лишь занятием им должности помощника обер-прокурора в Священном Синоде.

Но всё же, всё же его внешность, которая была достоинством, превратилась теперь в его жуткий недостаток. Он боялся, что может вызвать в Софье неприятные чувства, что может утратить её расположение, ведь вокруг роилась чертова прорва красавцев всех сортов. Следующие пять лет прошли в терзаниях и раздумьях. Григорий старался поменьше мелькать во дворце. Конкуренты глумились над ним. Необходим был «ход конём». Григорий его нашёл. В 67 году он поступил на должность опекуна депутатов от татар и других иноверцев, присланных для составления проекта «Конституции». Григорий присматривался и прислушивался. Зная, что Софья увлекается историей России, византийской культурой, мечтала «прорубить окно в Европу» на Юге, Григорий проштудировал работы Бурхарда Миниха об освобождении Европейского континента от мусульманской Порты. Хотя Османская империя переживала не лучшие времена, но в 68 году всё же развязала войну с Россией.

Час настал. Григорий записался волонтёром в действующую армию и отправился поглядеть на осман. Но уже через год он явился в Петербург и выпросил разрешение писать императрице. Григорий писать умел. В письмах «с фронта» он поделился своими проектами, а заодно и мыслями о своей любви и муках. Ему удалось разжечь ответное пламя в сердце 42-летней женщины. Разлука стала невыносимой, и очень скоро Софья вызвала Григория в Петербург.

Вечерами они мечтали о будущем России, строили гигантские проекты. Григорий обнаружил способность легко вникать в самые сложные политические комбинации, и его прозорливость часто граничила с гениальностью. Софья любила слушать рассказы Григория о сказочном востоке, о Крыме, об Османской империи и Византии, великолепном Царьграде и легендарном Таврическом Херсоне. Чертовски увлекательно и правдоподобно умел он рассказывать. Говорил о реальной возможности освобождения Греческих республик и балканских народов, о возвращении столицы православия в Царьград. Софья доверилась ему и отдала всю власть на Юге, а так же предоставила управление Военной коллегией. Первую крепость, которую в 75 году Григорий наметил у берегов Чёрного моря, Софья назвала Херсоном, вложив в это название весь смысл гигантского предприятия, задуманного ими, Софья искренне любила Григория и вполне доверяла ему. По собственному её признанию, он разделил с ней «тяжесть правления». По своим нравственным свойствам Григорий был олицетворением чисто русской натуры со всеми её достоинствами и со всеми недостатками, которые в любви, как правило, не замечались. Их социальное и служебное неравенство Софья всячески пыталась сгладить. По её личной просьбе император Священной Римской империи Иосиф в 75 году возвёл Григория в графское достоинство своей империи, а спустя год - и в княжеское с титулом Светлости. Это позволило возлюбленным обручиться, тайно, конечно. Не в Петербурге, естественно, - в Москве; и не в Успенском соборе Кремля, как вы догадываетесь, а в небольшой церкви Большого Вознесения на Большой Никитской. В качестве подарка невесте Гриша решил преподнести черноморскую жемчужину - Крым. Пока он представил только проект его захвата, но в 83 году он его осуществил, доказав, что не пустомеля. За это в 1784г. Софья устроила в своей загородной резиденции Пелле полуофициальную церемонию бракосочетания с Григорием, о которой знали немногие. Память об этом событии сохраняли церемониальные венцы с изображением одноимённых им святых, но не документы, ведь это было вне правил.

Плодом совместного творчества Софьи и Григория стал Херсон. Софья сама предложила устройство и планировку города, вместе они развили идею от простого города-крепости до южных торговых ворот России, нового центра православия на землях, «глубоко пропитанных исламом». Григорий отправился осуществлять замысел. Софья тосковала о нём, ждала встречи, вздыхая: «Здесь очень скучно, весьма обрадуюсь вашим приездом ». Следила за ходом строительства, давала полезные и умные советы, обязательно добавляя: «Сие пишу примерно, чтоб вы к сему примениться могли*. Беспокоилась о Григории: «Будь здоров для меня», «сокровище моё», «милый», «сердечный», «любезный друг». «Поздравляю тебя от всего сердца, - писала Софья на 43-летие Григория, которое он отметил в Херсоне, - сожалею, что не праздную вместе с тобой». Она переживала неудачи: «сожалею, что в Херсоне строения военные и гражданские не таковы, как желалось, надеюсь, что усердием твоим всё исправлено будет»; подбадривала Григория: «Я для славы города Херсона и для гремящего сего града с младенчества имени дала строителю (Ганнибалу) большой крест Владимирский. Не сомневаюсь, что в твоих руках и твоим попечением всё пойдёт как должно ».

Чума в Херсоне во многом расстроила их планы, город потерял тысячи своих жителей. Софья беспокоилась за жизнь Григория: «Что ты выбился из сил, о том весьма сожалею, ты знаешь, что ты мне очень, очень надобен; и так прошу тебя всячески беречь здоровье». Григорий был в отчаянии и тоже скучал. Он боготворил Софью. В Херсоне в честь возлюбленной Григорий воздвиг собор её имени и уговорил художника в иконе святой передать портретные черты Софьи. Собор напоминал ему о Ней, находившейся за тысячу вёрст отсюда.

И вот Софья решается ехать к нему. Григорий и ждал этого, и очень переживал, к её приезду постарался оттенить горечь неудач с Херсоном ярким маскарадом и величественным внешним видом города, пригласив выдающихся архитекторов. Софья знала о неудачах. Знала и видела все недостатки, но она любила Херсон. Ей понравился собор, смысл которого сразу стал понятен, но, из скромности, она переименовала его в «Спасский». Так на фронтоне храма появилась существующая поныне надпись. В «своём» городе Софья сделала самую долгую остановку во всём путешествии. Всё увидела, но плохого о Херсоне не обронила ни слова.

Между тем военный поход Григория на Царьград завершился в Молдавии. Софья понимала, что на большее в этой «афере» рассчитывать не стоит, но как сказать об этом Григорию? Ведь он был полон решимости довести дело до конца, действуя подчас необдуманно и слепо. Софью это огорчало. Мир с Османской Портой был подписан в тайне от Григория, для этого она вызвала его в Петербург, где преподнесла ему в дар Таврический дворец. Но Григорий уже почувствовал холодок в отношении к себе. Ему казалось, что его больше не понимают, что Софья отвернулась от него. А когда узнал о заключении «мира», то... В отчаянии он устроил пышный, сказочный по роскоши бал в своём новом дворце и затем тихо уехал на Юг.

В свой штаб в Яссах Григорий вернулся в конце августа 91 года больным, в тяжелом душевном расстройстве. Предчувствуя близкую кончину, он думал о «вечном». Будучи уже не в состоянии писать, продиктовал последнее письмо к любимой: «Нет сил переносить мои мучения, одно спасение оставить сей город, и я велел везти себя к Николаеву. Не знаю, что будет со мной. Верный, благодарный подданный». Лично он приписал: «Я для спасения уезжаю…». 5 октября Григорий умер.

Несколько дней Софья провела в слезах и отчаянии. «Страшный удар разразился над моей головой», - писала она, - «... мой ученик, мой друг, можно сказать, мой идол... умер. Теперь не на кого положиться». Лишилась отца и их любимая 16-летняя дочь Лиза... Похоронить возлюбленного Софья повелела в Херсоне, в городе, придуманном ими, в городе их несбывшихся надежд, в том самом соборе, который посвящался ей, и таким образом она словно, старалась сохранить память о Григории в своём сердце.

Теперь, когда вы будете проходить мимо Спасского собора, посмотрите на него ещё раз, вслушайтесь, о чём молчат скульптуры на его стенах. Загляните в глаза святых на старых иконах с иконостаса собора в художественном музее, в которых увидите печальные лица наших героев. Быть может, вы поймёте, как можно и как тяжело любить человека, которого любить не имеешь права.

*28 июня 1744 г. при православном крещении Софья получила имя Екатерины, в честь матери крестившей её императрицы Елизаветы. С тех пор Софьей она себя не называла, навсегда забыв о немецком происхождении.

Сергей Дяченко
"Вгору" №2 9 января 2003

 

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.