on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Новости региона

05.08.2021, 13:19

В Україні проведуть міжнародний онлайн-фестиваль колективів діаспори

04.08.2021, 16:25

На Херсон очікує черговий фест - Prizma-Fest

04.08.2021, 11:05

«Щасливі разом»: на Херсонщині відбудеться всеукраїнський сімейний квест-фестиваль

> Темы > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > История культуры и краеведение > Из истории городов и сёл > Место сие повелеваем назвать Херсоном (продолжение)

Место сие повелеваем назвать Херсоном (продолжение)


ВИЗИТ ИМПЕРАТРИЦЫ
В 1787 г. Херсон посетила Екатерина II во время путешествия по югу России. Ее въезд состоялся 12 мая в 19 часов при пушечной стрельбе с крепости, звоне колоколов и восторженных криках встречающего населения. Перед каретой императрицы верхом скакали херсонские мещане от переправы через Ингулец и эскадрон Александрийского легко-конного полка. В городе, по всему маршруту следования кортежа, стояли пехотные полки: Козловский, Ряжский, Тамбовский, Муромский, Курский, Полоцкий' Херсонский, Елецкий. Они приветствовали Екатерину II барабанным боем, музыкой и преклонив знамена.

В каменной крепостной церкви провели молебен. Внутри, по распоряжению Потемкина, было установлено кресло-трон из красного дерева с зеленой подушкой из бархата. Кресло обито зеленым бархатом с золотым галуном, бахромою, кистями и вензелями Екатерины II, над троном - балдахин с короною наверху. После молебна императрица проехала через адмиралтейство, где в эллингах стояли готовые к спуску два линейных корабля и 50-пушечный фрегат, направляясь в великолепно отделанный к ее приезду дворец. Он состоял из двух деревянных на каменном фундаменте домов, окруженных садом. Один из домов служил временным дворцом, другой — театром. Во дворце — картинная галерея, библиотека, концертный зал. Фасадом он выходил на Днепр. Перед парадным входом разбит цветник, высажены редкие тропические растения. (В первой половине XIX в. здание дворца с театром снесли, на их месте построили одноэтажный каменный флигель и дом. Здесь с 1834 по 1872 гг. размещалось училище торгового мореплавания, а с 1872 г. - учительская семинария). Во дворе дворца ее уже ожидали племянник польского короля, иностранные послы, прибывшие в Херсон для поздравления Екатерины II с благополучным путешествием по югу России.
13 мая Екатерина II осматривала город с предместьями, сады, плантации, леса. Она писала в столицу Московскому главнокомандующему П.Д. Еропкину: «Вчерашним вечером в часу 6 мы приехали в здешний город. Дитя сие не существовало 8 лет назад. Сначала проехали каменные казармы 6-ти полков, потом повернули направо и въехали в крепость, которая состоит в отделке, совсем поспеет в нынешнее лето и несравненно лучше Киевско-Печерской. Внутри крепости - военные строения. Многие окончены, некоторые приводятся в отделку. Церковь каменная прекрасная. Когда я говорю каменная, не подумайте, что под сим разумеется кирпич. Здесь инова камня не знают, как тот, который вынут из земли, кладут в стену. Оный крепче плиты и сырость не принимает. Выехав из крепости, повернули мы в Адмиралтейство, в котором все магазины строения каменного, покрыты железом. На стапелях нашли мы готовым 80-пушечный корабль, который в субботу, Бог даст здоровья, спустим на воду. Возле него 60-пушечный готовый, возле него фрегат 55-пушечный. Сие корабли из моего дома и из моей комнаты, в которой я вам пишу, видны, и сад сего дома возле Адмиралтейства и Купеческий город, который с другой стороны составляет предместье, я еще не видела, но, сказывают не хуже. Народа здесь, окромя военных, великое множество и различные с большей части Европы. Я могу сказать, что мои намерения в сем краю приведены до такой степени, что нельзя оставить без достодолжной похвалы. Усердное попечение везде видно, и люди к тому избраны способные».


14 мая Екатерина II помиловала 48 каторжников и отбыла в Белозерку в 15 км от Херсона, которая принадлежала А.А. Безбородько, личному секретарю императрицы, президенту Коллегии иностранных дел, крупнейшему помещику Юга. В 17 часов она вернулась в город.
15 мая Екатерина присутствовала вместе с гостями на торжественном спуске на воду 80-пушечного «Иосифа II» (император Австрийский Иосиф II находился среди почетных гостей под вымышленным именем), 66-пушечного «Владимира», 50-пушечного фрегата «Александр» и нескольких небольших судов. После обеда императрица знакомилась с купцами и мещанами, представленными ей во дворце.

16 мая Екатерина посетила крепость, где присутствовала в церкви Святой Великомученицы Екатерины на литургии. На память о пребывании в Херсоне на дверях церкви она написала золотыми буквами: «Спасителю рода человеческого ЕКАТЕРИНА II посвящает», а в саду коменданта порта, перед дворцом, посадила зерно абрикосового дерева. Потемкин перед крепостью посадил грушу. Абрикосовое дерево давало плоды 75 лет, а двуствольная груша приносила плоды еще в 1871 г. В этот день Екатерина награждала орденами и наделяла землями с крестьянами военных, строивших крепость и военные корабли, в числе которых - корабельный мастер С.И. Афанасьев, «главный строитель» Н.И. Корсаков. Вечером во дворце был дан бал.


17 мая Екатерина выделила 1 тыс. десятин земли вблизи Херсона для плантаций леса, на что из казны выделялось 10 тыс. рублей. Перед отъездом она повелела раздать всем низшим морским и сухопутным чинам по 1 рублю на человека, на это израсходовано 24560 рублей. В 13 ч. при пушечной стрельбе с крепости Екатерина II выехала из города. Она осталась довольной тем, что увидела в Херсоне: "...Весьма мало знают цену вещей те, которые с унижением бесславили приобретение сего края. И Херсон, и Таврида со временем не только окупятся, но надеяться можно, что если Петербург приносит 8 часть доходов империи, то вышеупомянутые места превзойдут плодами бесплодных мест". После возвращения Екатерины в столицу Потемкин еще больше стал заботиться о хозяйственном развитии города. Он разрешил продавать хлеб за границу через Херсон, содействовал сплаву леса по Днепру в город для дальнейшей его отправки на французские верфи, ходатайствовал о строительстве Греко-католической церкви.


В числе сопровождающих императрицу находился Австрийский император Иосиф II, путешествовавший под именем графа Фалькенштейна. Он прибыл в Херсон раньше Екатерины, осмотрел внимательно город и его сооружения. В письме к фельдмаршалу Лассии он писал: "Крепость сооружена из земли или, вернее, из песка, который не утрамбовывают, а верхи при значительном скате обваливаются. Приготовились при встрече императрицы стрелять из пушек, стоящих на валах, но по случаю бывшей на этих днях грозе опасались, чтобы при первых выстрелах все укрепления вместе с артиллерией не сползли в свои собственные рвы. Четыре дня назад от удара грома крепость была так потрясена, что целый фас съехал в ров".
О выборе места строительства города Иосиф II писал в другом письме: "Нагруженные купеческие суда до города не доходят. Им приходится останавливаться в 30 верстах ниже, в месте, называемом Клобок (Глубокая Пристань), где бы, собственно, и следовало построить город. При этом, если бы туркам вздумалось затопить в Днепровском устье, которое находится в их руках, хотя бы одну из своих каравелл, нагруженную камнями, то они могут остановить навигацию и не пропустить ни одной лодки в Днепр».


ВОЙНА С ТУРЦИЕЙ
Укрепление положения России в Северном Причерноморье, о чем свидетельствовало путешествие по Югу Екатерины II, привело к новой русско-турецкой войне 1787-1791 гг. Турция не могла примириться с потерей Крыма, вошедшего в состав России в 1783 г. В августе 1787 г. начались военные действия. Турция стремилась овладеть Днепровским лиманом с крепостями Кинбурн и Херсон, прорваться к Перекопу, отрезать и уничтожить русские войска в Крыму. Главнокомандующий русской армией Г.А. Потемкин 21 августа 1787г. поручил А.В. Суворову оборону Кинбурна и Херсона, а генералу М.В. Каховскому — Таврического (Крымского) полуострова.


А.В. Суворов возглавил 30-тысячный херсонский корпус. Свою штаб-квартиру он разместил в Херсоне. Суворов обследовал свой район обороны, берега Днепра, переправы и выделил места наиболее важные в военном отношении: Херсон, Збурьевка, Глубокая Пристань, Кинбурн. Сразу же началась работа по укреплению обороны этих пунктов. В конце августа А.В. Суворов доносил Г.А. Потемкину о подготовке Херсонской крепости и жителей города к обороне. Из добровольцев, жителей города, образовали вооруженный отряд до 500 человек для обороны Херсона, вооружили пушками более 10 торговых судов. Суворов укреплял не столько крепость, сколько подходы к ней со стороны Днепра. Берег от Херсона до Кинбурна укрепили пятью редутами (оборонительные сооружения в виде квадрата или многоугольника для самостоятельной обороны) и специальными земельными укреплениями. Усилена оборона верфи, укреплен Кинбурн, берега бухты Глубокой. 30-тысячный корпус располагается от Херсона до Кинбурна. Суворов сначала ожидал нападения на Херсон, но разведчики доносили, что основной удар турки нанесут по крепости Кинбурн. Ее гарнизон состоял из 1700 человек, располагавших 37 старыми пушками, 9 из которых разорвались при первых выстрелах. По распоряжению Суворова, на оконечности Кинбурнской косы установили батареи и редуты. В Днепровском лимане расположилось бомбардирское судно "Десна" с 17 пушками (судно специально построено для путешествия по Днепру Екатерины II). Командовал "Десной" мичман Ломбарди.
13 сентября 1787 г. турецкая эскадра подошла к Кинбурну и открыла огонь, разрушив несколько домов. Русская артиллерия заставила неприятельские корабли отойти на безопасное расстояние от берега. 14 сентября турецкие корабли высадили небольшой десант, который вскоре был разбит.


1 октября турецкая эскадра, подойдя к оконечности Кинбурнской косы, открыла артиллерийский огонь по крепости из 600 орудий. Одновременно от кораблей отошли лодки и началась высадка 5 тыс. десанта из турецких солдат Очаковского гарнизона и запорожских казаков на службе турецкого султана. Руководил высадкой французский офицер. Артиллерия крепости уничтожила 4 лодки неприятеля.

Суворов приказал не препятствовать высадке десанта. Не встречая сопротивления, турецкие солдаты продвигались вперед, воздвигая траншеи, вскоре их было уже 15 рядов. Часть турецкой эскадры ушла в Очаков за подкреплением, другая — поддерживала десант, который в 12 часов пошел на штурм Кинбурна. Когда до противника оставалось 200 шагов, крепостная артиллерия открыла огонь, а из ворот в штыковую атаку пошла русская пехота. Турецкий авангард был полностью уничтожен, а остальные поспешно отступили. У неприятеля захвачено 10 линий окопов. Удаляясь от крепости, русские солдаты попали под огонь орудий с турецкой эскадры и, понеся тяжелые потери, начали отступать. Под Суворовым была убита лошадь. Сам он ранен. Увидев трех солдат, ведущих лошадь, Суворов принял их за своих (в турецком десанте не было кавалеристов) и окликнул. Но это были турецкие солдаты, и они бросились на Суворова.


Гренадер Степан Новиков бросился на помощь, застрелил одного, другого заколол штыком, а третий сбежал. Видя командира в окружении турок, солдаты бросились в атаку. Бой вспыхнул с новой силой. К вечеру наша пехота израсходовала патроны, понесла большие потери. Суворов придерживал резервы для решающего удара. Под вечер он получил ранение в грудь. Рана была неопасная, но Суворов потерял сознание. Придя в себя, он увидел, что турецкая пехота перешла в наступление и захватила несколько наших пушек. Хотя уже наступили сумерки, Суворов третий раз повел солдат в атаку, используя резерв в 400 человек пехоты и 900 человек кавалерии. «Десна» атаковала турецкую эскадру и заставила отойти от берега 17 кораблей. Суворов, пользуясь благоприятным моментом, приказал кавалерии зайти по мелководью туркам в тыл и отрезать им путь к отступлению. Окруженные с двух сторон, турецкие солдаты не выдержали и побежали. В 22 часа сражение, которое продолжалось девять часов, закончилось. Турецкая эскадра находилась между Очаковом и Хаджибеем и в сражении уже не участвовала, т.к. наступили сумерки. Из 5-тысячного турецкого десанта спастись сумели только 700 человек. Русские, из трех тысяч, принимавших участие в сражении, потеряли 450 человек убитыми и около 1 тысячи ранеными. Г.А. Потемкин передал свои Никопольский и Бериславский дворцы доктору Д.С. Самойловичу под госпитали.
Солдаты, участвовавшие в битве, получили по 1,2 и 4 рубля, в зависимости от степени участия в бою. Многих наградили крестами и медалями. А.В. Суворов был награжден орденом Андрея Первозванного. Офицеры получили земли в Новороссии и основали поселения, назвав их Покровскими.


Из взятых в плен запорожцев и тех казаков, которые бежали из Очакова и перешли на сторону русской армии, Г.А. Потемкин образовал «Войско верных казаков», подкрепленное донскими казаками. Войско участвовало в русско-турецкой войне 1787-1791 гг. под командованием атаманов С. Белого и З.Чепеги и было переименовано в Черноморское казачье войско. Они получили земли между Южным Бугом и Днепром, а в конце XVIII в. переселили на Кубань в составе 40 куреней около 25 тыс. человек.
Весной 1788 г. Суворов приказал построить на оконечности Кинбурнской косы блокфорты, оборонительные укрепления из двух смежных батарей. Они сыграли большую роль в разгроме турецкой эскадры 17 июня 1788 г. при попытке прорваться в бухту Глубокую и при осаде Очакова.


Херсонський вісник.-25.09.2008
 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.