on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Новости региона

15.06.2021, 15:39

У липні херсонці зможуть відвідати фестиваль театрів "Молоко"

15.06.2021, 15:36

У Херсоні учасники аукціону знайомились зі своїми ролями у виставі "12 стільців"

15.06.2021, 15:07

Палац Фальц-Фейнів у селі Новочорномор’я

> Организации > Визуальное искусство > Арт-пати "Янтарный дракон" > «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не говорю»

 

«Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не говорю»

01.04.2004

Пока ни одно из арт-пати формата «Янтарный дракон», серия которых была запущена а областной библиотеке осенью прошлого года, не вызывало у присутствующих таких противоречивых чувств и мнений, как "Запрещенные книги». Неожиданности подстерегали на каждом шагу: уже при входе останавливала надпись «Акція заборонена». Тем же, кто все-таки добрался до «Комнаты Синей Бороды», было не легче.

Только пройдя лабиринты цензуры, посетители могли добраться до книжной выставки, где были представлены образцы книг, запрещенных в царской России, тех, которые в фашистской Германии сжигали на кострах, а в СССР упрятывали в спецхраны. Были выставлены копии приказов соответствующих ведомств, подшивки газет, клеймивших неугодных «писак»...

Видимо, причины столь удивительного и таинственного феномена, как ЗАПРЕТ, лежат не на поверхности.

Жанна Возбранная выставила ряд концептуальных работ с откровенно «полосатым» уклоном, а скромный и застенчивый Стас Волязловский... оказался в «связанном» виде. Упакованный в смирительную рубашку «творец» предстал в виде возможной жертвы закона об общественной морали.

От всего увиденного или потребленного на «запрещенном фуршете» у людей неискушенных голова могла пойти кругом. Видимо, поэтому лишь единицы решались заглянуть за «цензурные шторки» на стенах. А вот песне Александра Гузеева «Запретите меня, запретите!» хлопали дружно. Так что с востребованностью «плодов свободы» вопрос пока остается открытым.

Федор Торбенко
«Новый день».- 1 апреля 2004 г.

 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.