on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Новости региона

18.06.2021, 11:55

У Херсоні відбудеться концерт нового музичного проекту Святослава Вакарчука «Оранжерея»

15.06.2021, 15:39

У липні херсонці зможуть відвідати фестиваль театрів "Молоко"

15.06.2021, 15:36

У Херсоні учасники аукціону знайомились зі своїми ролями у виставі "12 стільців"

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > От конторы «Нобеля» - до дверной ручки… Окончание

 

От конторы «Нобеля» - до дверной ручки…
Криминально-курьезная смесь из херсонского прошлого        

Окончание. Начало в "СВ" №34.

Ну вот, стоило чуть отвлечься - и наше повествование о криминальных курьезах начала ушедшего века повернуло в несколько иное, хоть и курьезное, однако без всякой обещанной криминальной подоплеки, русло...

Возвращаясь к местному газетному криминальному материалу самодержавного периода, вспомню, пожалуй, еще несколько «ярких», по моему мнению, эпизодов из прошлого.

В самом начале минувшего века на просторах Херсонской губернии трудились совсем не мало «сбытчиков мнимых кладов», то есть аферистов, занимавшихся подделкой древних «золотых» монет и ценных предметов старины.

В марте 1903 года в «Юге» появилась статья основателя херсонского музея древностей и редактора газеты «Югъ» Виктора Гошкевича «Фабрика древностей», в которой он рассказывал о подпольных мастерских «древностей» и «редкостей», производивших огромное количество различных подделок под старину: «Опять начинаются споры о подлинности пресловутой золотой тиары Сайтаферна, приобретенной Луврским музеем за 400000 франков. Насколько нам известно, в этом последнем грехе виновны не парижские подделыватели, а очаковские...

Очаковские торговцы занялись выделкой не только монет, но и украшений, древних надписей на каменных плитах. Этими произведениями своего искусства они снабжают любителей древностей в Одессе, Николаеве, Киеве. Музей покойного И. К. Суручану в Кишиневе наполовину состоял из таких древностей. Одесский музей также был жертвой этих мошенников, успевших продать ему немало сфабрикованных древнегреческих надписей на камнях».

Спустя 3 месяца после появления в «Юге» статьи Гошкевича о мошенниках и упоминании об очаковском следе в деле фальшивой тиары Сайтаферна в адрес херсонского музея пришла посылка из Очакова. Виктор Иванович ее принял, а через несколько дней в «Юге» появилась информация: «Ш. Гохманом (из Очакова) принесены в дар херсонскому музею 11 глиняных статуэток с подвижными ногами комического вида грубой работы. По словам г. Гохмана, статуэтки эти выкопаны в Ольвии».

Откуда было знать почтенному хранителю херсонского музея древностей, что дар ему преподнес... сам автор аферы с тиарой скифского царя Сайтаферна! Впрочем, и не только с ней.

Штепсель Гохман и его родной брат Лейба были авторами целого ряда серьезных афер, связанных с торговлей фальшивыми древностями. Большинство подделок, упоминаемых в статье Гошкевича, попавших за весьма крупные деньги в музеи Одессы, Николаева, Киева и Кишинева, вышли из подпольной мастерской братьев-шарлатанов. Впрочем, то были мелочи. В шумном международном скандале, связанном с тиарой, почти незаметно проскользнуло сообщение из Берлинского музея о том, что купленный ими якобы найденный в Ольвии золотой скифский меч-акинак тоже оказался искусной подделкой! И в этом случае не обошлось без Гохманов и работавшего на них ювелира высшей пробы, одессита Израиля Рахумовского...

Конечно, я как человек, далекий от экспертной оценки древностей, не могу утверждать, что присланные Гохманом в дар Гошкевичу глиняные статуэтки, ныне находящиеся в экспозиции Херсонского областного краеведческого музея, - это нераспознанная специалистами искусная подделка, однако подобное совпадение - весьма интересный факт...

Впрочем, и ныне хватает специалистов по подделкам древностей - уж слишком выгодное это занятие. Да и нынешние, далеко ушедшие технологии способствуют созданию особо качественных подделок, которые порой просто невозможно отличить от настоящих старинных ценностей. Но вот так, практически вручную, как это делал Рахумовский...

Еще один интересный факт из его жизни: после разразившегося скандала, который последовал вслед за доказательством поддельности золотой тиары скифского царя, Рахумовский признал, что он является мастером, создавшим это произведение искусства, по заказу Гохманов, для якобы их приятеля-коллекционера, которого те решили поздравить с юбилеем.

Позднее, чтобы подтвердить свое авторство, ювелир отправился в Лувр, где под наблюдением специалистов по памяти воссоздал фрагмент тиары. Профессионализм одесского мастера вызвал шок и восхищение. Поговаривают, что гильдия парижских ювелиров преподнесла одесситу в знак преклонения перед его талантом памятную золотую медаль.

Перекочевали из прошлого в нашу современную жизнь и многие иные криминальные сюжеты. Помните «наперсточников» периода смутных времен «перестройки», прочно обосновавшихся в людных местах нашего города?

Следы их уводят к началу XX века, впрочем, возможно и к более древним временам, однако именно в начале XX века о них заговорили местные газеты. Одним из первых на страницы херсонского «Юга» попал аферист Игнат Доменко, который выходил на базар с лотком пряников и, пристроившись в удобном месте, предлагал «сыграть на пряник», угадав, под каким из трех наперстков находится горошина перца. Тайные же пособники Доменко, включавшиеся в «игру», помогали раскрутить потенциального клиента уже не на пряник, а на самые настоящие деньги, иногда даже не маленькие.

Случалось, в полицейскую хронику прошлого попадали совсем странные и необъяснимые с нашей точки зрения поступки. Так, в начале прошлого века газеты писали о случаях проникновения грабителей в пустующие дома, где «в отместку за преследующую их неудачу они сняли все замки и дверные ручки». Потом таких случаев стало больше, а дверные ручки со входных дверей в зажиточных домах стали скручивать практически повсеместно. Причем, грешили этим не какие-то там шайки «ручкодобытчиков», а даже великовозрастные балбесы и люди вполне мирных, гражданских специальностей.

Так, однажды городовой задержал двенадцатилетнего мальчишку со снятой уже ручкой и набором отверток и стамеской. В другой раз дворником был задержан почтальон почтовотелеграфной конторы, отвинтивший медную ручку от парадных дверей в доме Беновича. При обыске в его квартире было найдено еще не менее 20 ручек с дверей различных городских зданий.

Добытые таким путем ручки превращали в груду цветного металла, который потом продавали различным кустарным мастерским в качестве сырья. Не правда ли, очень похоже на действия «металлистов» нашего времени, которых по причине отсутствия уже легкодоступного цветного металла становится чуточку меньше?

Еще один интересный аспект из истории дверных ручек. Порой каждая такая ручка изготовлялась на заказ у именитых мастеров и поэтому представляла единственное в своем роде «произведение искусства». Во время работы над этим материалом мне посчастливилось отыскать в коллекции одного из моих знакомых такую дверную ручку, которую не успели уничтожить переплавкой. Ее владелец любезно разрешил ее сфотографировать.

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №35 (979).- 27.08.2020.- стр.13

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.