on-line с 20.02.06

Арт-блог

22.12.2021, 11:41

Але згадати потім ріки ці і монохром засніженої крони, цю лінію рядка і оборони, цю риму, як троянду у руці.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Новости региона

27.01.2022, 10:53

У Гончарівці презентували «подвійну» художню виставку

26.01.2022, 15:26

Золотой голос Херсонщины Наталья Лелеко отмечает 35-летие творческой деятельности

26.01.2022, 15:20

"Відомі незнайомці": археологічні дослідження території Херсонщини Дмитром Яворницьким

 

Равнение на Европу

01.10.2004

Сергей Мовчан — один из тех, кто по духу — стопроцентный херсонец. А родился в 1970 году в маленьком селе Ясиноватка Кировоградской области. С 1973-го живет в Херсоне. Окончил школу № 12, базовое училище консервного комбината №12 (слесарь контрольно-измерительных приборов и автоматики теплотехнического контроля) — с красным дипломом, Херсонский педагогический институт (учитель украинского языка и литературы). С 1996 года работает на радио — корреспондентом, редактором, выпускающим редактором. С созданием радио «Таврия» стал ведущим, старшим ведущим, главным редактором радио. С 2000 года — директор творческо-производственного объединения «Таврия». А уж таким количеством сертификатов, какие есть у Сергея, вряд ли кто еще из радийщиков может похвастаться: 1998 — сертифицирован ВВС. 2002 — сертифицирован «Немецкой волной». 2003 — сертифицирован радио «Свобода» и «Свободная Европа».

Осуществление мечты Идеей журналистики я загорелся ближе к окончанию института, пытался сотрудничать с разными изданиями. И вот диплом на руках, хочется найти творческую работу по душе, а семья требует решительных шагов и заработка — прямо сейчас. Было тяжело, маленький ребенок, и мои искания не поощрялись. Случайно встретил в троллейбусе старого друга — Вадима Мусийко, который работал тогда корреспондентом на радио. Я просто сказал ему: — Привет, Вадим! Я так мечтаю работать на радио… — Это не­просто. Ты понимаешь, как это не­просто. — Да, я понимаю, но я мечтаю работать на радио. Помоги мне. — Это очень сложно, — ответил Вадим. Ну, приходи в понедельник поговорим. Чем смогу — помогу. Два дня я летал на крыльях. Я готовился, надел все самое лучшее — и в понедельник в 9.00 был возле кабинета, в котором работал Вадим.

Старый друг посмотрел на меня удивленно и понял, что задний ход давать уже нельзя. Повел меня к генеральному директору — Виктору Васильевичу Гридасову. Предупредил, что генеральный — человек серьезный, и если я ему понравлюсь — он даст мне шанс. После часовой беседы Виктор Васильевич сказал: — Завтра… Нет, сегодня оформляйся на работу с испытательным сроком. Сначала у меня даже рабочего места не было — состав был укомплектован, и меня взяли корреспондентом в другой отдел. В кабинете мне поставили приставной столик — как жердочка у окна. Через месяц перевели в основной штат. И потом начались этапы большого пути… Больше радиостанций — хороших и разных! Делать на базе провинциального города свое полноценное радио — сложно. Это очень высокобюджетное предприятие — серьезная техника, большие капиталовложения.

Но самая большая ценность — люди. Сегодня многие региональные станции идут по очень правильному пути: минимум людей, максимум хорошей аппаратуры — и потенциал базовых станций. Это очень здорово, что у нас есть форматные станции — и растет их потребительский рынок. Каждый человек может найти на этом рынке то, что он хочет. Это свобода. Это те демократические принципы, к которым мы стремимся. Я открыто говорю своим работникам: «Мы не можем переплюнуть сетевые станции. Но мы должны давать местный колорит. Только мы можем дать херсонцам информацию изнутри. Мы живем в этом городе, мы находимся внутри всех городских проблем, нас эти проблемы тоже касаются. Значит, мы искренни в этом плане. Наш формат! Война форматов — штука сложная. Чтобы сделать форматную станцию, нужно иметь очень серьезные предпосылки.

И ведущие, и музыка, и новости должны быть выдержаны в одном стиле. И вот за 6 лет существования нашей радиостанции мы наконец-то подошли к форматированию. Это сложно, ведь мы — подразделение государственной телерадиокомпании. И как бы нам ни хотелось выделиться, все-таки, мы — «всеядны». Тем не менее, мы вычленили для себя «удобоваримый» продукт относительно музыкальной политики — это стопроцентные хиты. 50% — хиты прошлых лет и 50% — верхние чарты топов, хиты современные. Если даже хаотично перемешать 10 хороших песен — от такого «коктейля» слушатель не проиграет. Новости — как в Европе Выпуски новостей — основной продукт на 100,6 FM. У нас две службы новостей — коллектив проводового радио «Дніпро» и FM-радиостанции «Таврия».

Это помогает: как говорил кот Матроскин, «наша корова в 2 раза больше молока дает». Мы можем обеспечить корреспондентами около 10 мероприятий в день. Это широчайший диапазон сбора информации — живой комментарий, прямое включение, не из Интернета, не из новостийной ленты. А новости делать мы умеем. В прошлом году я был на курсах повышения квалификации, и условием приезда было привезти образец информационной программы. Меня поставили перед фактом перед самым отъездом. Я взял кассету с эфира и повез ее — с трехчасовой информационной программой. Нас встретили очень серьезные и важные директора. Слушали и обсуждали. Результат — наши новости попали в тройку лучших. Мне было очень приятно.

Правда, мне сказали: «Да это калька ВВС!» Я ответил: «Да. Пусть калька ВВС — это не самая плохая радиостанция в мире». В свое время ВВС меня многому научило. В 1998-ом я в Киеве на базе «Интерньюз-Украина» я прошел интенсивный курс именно в службе новостей ВВС. Мы три месяца учились делать новости, работали с известнейшим журналистом Энтони Хаусоном. И когда я приехал в Херсон, сразу же сделал «бархатную революцию» — полностью поменял все верстки и структурирование программ. А в прошлом году я был на стажировке на «Немецкой волне». Но, честно говоря, мне формат ВВС нравится больше. Мы уже в сети! В Европе очень большие возможности — в техническом и в финансовом плане. Но мы работаем не хуже.

Наша школа журналистики очень сильная. Но нам есть чему учиться — нам раскрыли нюансы в плане мировых тенденций, обучили стилю, модным «фишкам», подходам, оборотам — нас научили легкости. Этот колоссальный опыт работы европейского стандарта до СССР не доходил. А ведь европейская школа более демократична, более свободна. Весь костяк подготовки новостей идет с точки зрения свободной подачи — никоим образом не навязывать своего мнения, не довлеть над человеком. Основная тенденция — дать четкую исчерпывающую информацию. Оперативность для них — на первом месте. Журналист в лепешку разобьется, чтобы выдать информацию первым. И это поощряется финансово. Мы сейчас начали понимать, чем живет мировая журналистика, включились в этот процесс. Мы семимильными шагами идем в Европу, подключаемся «к сети» напрямую, минуя переходные периоды. А как там умеют работать!

Мы учились в штаб-квартире «Немецкой волны» (тогда он был еще в Кельне) — это огромный медиа-центр, где все от верха до низа натянуто, как струна, где очень высокая производственная дисциплина. Там не бывает частностей. Все очень регламентировано в плане взаимоотношений между ступенями служебной лестницы. Все очень четко, корректно, выдержанно, рационально. Вот бы и нам частичку их дисциплины! Они на работе даже не работают — они «пашут». Но «пашут» на благодатной почве — с такой техникой просто нельзя плохо работать. Когда же узнают, что мы делаем в наших условиях — перед нами снимают шляпу. Конечно, наша, славянская душа, для немцев остается загадкой. В Германии психоаналитики нам сразу сказали, что мы — очень специфическая группа, с нами работать очень интересно, но очень сложно — приходится менять мировосприятие.

Ведь в Германии — а тем более в чопорной Англии — не придет подчиненный к своему директору жаловаться, что у него прорвало канализацию, что он не успел заплатить за телефон — и его отключили. На работе человек работает четко — от звонка до звонка. Мы же просто живем проблемами друг друга. У нас широкая душа, через которую, как через сито, просеиваются все проблемы. Мы переживаем вместе неприятности коллег, мы просто — одна большая семья. Изюминки я ожидал от поездки, культурного шока — но его не было. Уже через 3 дня мы ходили по Кельну как обычные студенты. Контингент людей разномастный — просто Вавилон. Но исключительно доброжелательная атмосфера на всех уровнях.

Мы ни разу не сталкивались с агрессией — даже в молодежной среде. Хотя оказались в самом водовороте фестивального движения — когда мы приехали, наша гостиница как раз попала в самый центр фестиваля европейской альтернативной музыки. Вокруг нас — ирокезы, скрепками проколотые щеки, легкий запах марихуаны — и не более того. Тяжелых напитков (то бишь водку) вообще никто не пил. Их напитки — пиво и коктейли. Мы ходили в толпе этих людей, и нас боялись толкнуть — настолько культурны. Я увидел главное — мы готовы быть частью Европы. И напоследок… Пусть Европа станет к нам чуточку ближе. Пусть даже в радиоэфире. И я искренне хочу, чтобы херсонцы слушали все радиостанции, которые им близки, но знали, что родная станция — это радио «Таврия». Чтобы чувствовали в нас членов своих семей.

Записала Лариса Жарких
Журнал "Новый фаворит" октябрь 2004 г.

 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.