on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Новости региона

23.06.2021, 12:09

До Херсона їде фотовиставка «Обличчя нових громад»

18.06.2021, 11:55

У Херсоні відбудеться концерт нового музичного проекту Святослава Вакарчука «Оранжерея»

15.06.2021, 15:39

У липні херсонці зможуть відвідати фестиваль театрів "Молоко"


Страдания Живаго

С минувшей недели на украинском телеканале НТН стартовал показ сериала «Доктор Живаго», в котором снимался наш земляк, Сергей Гармаш. Фильму чуть больше года, однако большинство украинских зрителей может ознакомиться с одиннадцатисерийной лентой режиссера Александра Прошкина (с Олегом Меньшиковым, Чулпан Хаматовой, Сергеем Гармашем и Олегом Янковским в главных ролях) только теперь.

Последние три сезона российское телевидение в своих документальных и игровых проектах все чаще обращается к началу прошлого века - к истокам всего того, что случилось со страной в то страшное столетие. Первым из подобных проектов, возвышающих телевидение над его привычным уровнем, был сериал Владимира Хотиненко «Гибель империи». «Доктор Живаго» Александра Прошкина о том же времени и о нравственных муках тех, кому довелось в то время жить.

Просмотр фильма оптимизма вряд ли добавит. Напротив, после иных серий накатит такая беспросветная тоска, что и не передать. И все те же вопросы, которые мучили думающих людей начала прошлого века, будут мучить и вас -за что? За что такая судьба выпала на долю твоей страны, твоей земли? Почему судьба замкнула круг так, что выхода из него не было и нет? Отчего иные, как адвокат Комаровский (блистательно сыгранный Олегом Янковским), при любой власти, при любом режиме остаются на плаву и прекрасно себя чувствуют, а другие, думающие, чувствующие, страдающие, как Юрий Живаго (Олег Меньшиков), оказываются на обочине жизни и в другой ее точке оказаться просто не могут?

В первых сериях «Доктора Живаго» кажется, что Меньшиков вновь повторяет сыгранное ранее. Юный Юрий Живаго является зрителю то очередным слепком со столь же юного (в противовес взрослеющему актеру) Андрея Толстого из «Сибирского цирюльника», то цитатой из сыгранного Меньшиковым Нижинского в спектакле «N» тринадцатилетней давности. Но экранное время идет. Герой взрослеет, и на экране появляется не парафраз из прежних менышиковских работ, а образ новый, мощный и трагический.

Иные сцены проберут вас до дрожи, до кома в горле, до животных судорог. Ампутация, которую проводит Живаго на фронте, пилой отпиливая солдату ногу, чудовищные по своей бесчеловечности картины жизни в партизанском отряде, куда угоняют доктора, переворачивают все внутри. И заставляют задуматься о смысле жизни, о цене жизни, о том, отдавать или не отдавать любовь, платить или не платить жизнью за безлюбие? В фильме Прошкина и в романе Пастернака это трагическое противопоставление решается по-разному. В романе Лара кончит свою жизнь так, как кончили ее многие девушки начала прошлого века - в сталинских лагерях. А жизнь их с Живаго дочери Тони окажется еще страшнее. В сериале сценарист Юрий Арабов и режиссер Прошкин дадут Ларе с дочерьми иную судьбу, вписав в единственное дошедшее до Юрия письмо Тони из эмиграции фразу, что она видела в Париже Лару с двумя девочками. В киноварианте жертва Живаго оказывается не совсем бессмысленной. Отдав Комаровскому Лару и обрекая на нравственную смерть себя, Юрий тем самым спасает любимую женщину и их будущую дочь. У Пастернака все горше и честнее. Жертва Живаго напрасна. Как внешне напрасной кажется и его жизнь.

В финале сериала увлекшийся новомодным кинематографом Миша Гордон забирает оставшийся от умершего Юрия Живаго чемодан стихов. Поэзия уступает место покорившему эпоху кинематографу, чтобы много десятилетий спустя кино вернуло своему зрителю поэзию. Чтобы с экрана зазвучало ворожащее: «Мело, мело по всей земле во все пределы. Свеча горела на столе, свеча горела...». Чтобы после показа сериала с прилавков книжных магазинов смели книги с Меньшиковым и Хаматовой на обложке. Чтобы роман Пастернака прочли те, кто без подогретого телевидением интереса не удосужился бы его прочесть. Или купить сериал на DVD и посмотреть его без навязчивого вторжения новостей и рекламы, оставшись наедине со страданиями доктора Живаго.

По материалам Интернет-изданий
Газета "Взгляд", 12 октября 2006

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.