on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Новости региона

16.09.2021, 12:02

У Херсоні до Дня міста відбудеться циркове шоу

16.09.2021, 11:41

Запорізькі археологи знайшли на Херсонщині середньовічну піч часів Київської Русі

16.09.2021, 11:20

У Херсоні з'явився кримськотатарський громадсько-культурний простір

 

Что имеем - не храним...

Однажды мне довелось встретить на страницах Интернета одно высказывание, автора которого теперь, к сожалению, не вспомню, да и дословно повторить это мудрое изречение не смогу. Однако смысл высказывания сводился к тому, что если из каждой существующей профессии исчезнут по пятьдесят самых лучших профессионалов, то для того, чтобы страна вновь начала своё возрождение, потребуется отрезок времени, равный жизни нескольких поколений

И совсем не важны в этом случае поиски причин исчезновения лучших из лучших, всякие там революции, войны, экономическая в стране разруха или политическая в головах... Важно лишь то, что страна навсегда лишается своего бесценного потенциала - людей, способных вести её вперёд по пути процветания и прогресса. Впрочем, когда в нашей истории по достоинству ценили неординарных людей? Только после их смерти!

Вот, скажем, жизнь создателя самых больших и первых в мире четырёхмоторных самолётов - славного авиаконструктора киевлянина Игоря Сикорского - могла оборваться уже в первые месяцы советской власти лишь из-за его широкой популярности и близкого общения с низложенным императором Николаем II. Вовремя предупреждённый о грядущем аресте, Сикорский бежал за границу, где продолжил свою авиаконструкторскую деятельность в «стане врагов-буржуев», создав только до начала Второй мировой войны, до 1939 года более пятнадцати типов самолётов и подняв в небо первый, экспериментальный ещё, изобретённый им вертолёт.

Или вот другой весьма знаменитый в самодержавный период человек - учёный Александр Петрович Фан дер Флит, чья жизнь нераздельно была связана с целым рядом отраслей науки, от земледелия и лесоводства до теоретической механики, судостроения и авиавождения. Будучи ещё студентом физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета, Фан дер Флит рассчитал и спроектировал яхту «Мечта», предназначенную для путешествия во льдах в составе полярной экспедиции исследователя Арктики Борисова. Впрочем, если быть точным, к тому времени это было уже не единственное судно, построенное по проекту Фан дер Флита. Немногим раньше на воду спустили специальное судно, предназначенное для охраны рыбных промыслов на Азовском море.

В 1902 году, в возрасте 32 лет, Александр Петрович стал преподавателем кораблестроительного отделения при Санкт-Петербургском политехническом институте. Затем, будучи деканом, а позднее и временным директором политеха, профессор Фан дер Флит читал курс аэродинамики на первых в стране воздухоплавательных курсах. И это в 1909 году, когда в нашем Херсоне ещё «живого» авиатора с крылатой машиной и в глаза-то не видели! Кроме того, в петербургской Галерной гавани, на Яхтенной верфи А. П. Фан дер Флита по его оригинальным проектам строили спасательные суда, яхты, моторные лодки и буеры.

Немного позже в Петербурге было создано конструкторское бюро авиационной испытательной станции Морского ведомства. И вновь Александр Петрович - в числе его устроителей и главных специалистов-консультантов. Без участия Фан дер Флита не обходился ни один из дореволюционных всероссийских воздухоплавательных съездов. За свой самоотверженный труд профессор удостоился «высочайшей благодарности» и получил чин действительного статского советника, который по табелю о рангах соответствовал воинскому званию генерал-майора.

С началом Первой мировой войны Александр Петрович отдавал все свои силы военной авиации. В качестве постоянного члена Технического комитета Управления военно-воздушного флота участвовал в консультациях по строительству и приёмке самого крупного отечественного самолёта, бомбардировщика-биплана «Илья Муромец» уже упомянутого выше конструктора Игоря Сикорского.

Конечно, только зарождавшаяся в империи авиация крайне нуждалась в научных разработках и строительстве на территории страны авиазаводов, ведь практически все авиационные аппараты того времени были ручной, кустарной сборки. Даже знаменитый «Илья Муромец» был собран на совершенно не приспособленном для этих целей Русско-Балтийском вагонном заводе в Риге, на котором с 1909 года велось производство первых русских автомобилей «Руссо-Балт».

Естественно, как специалист в этой области, Фан дер Флит принимал участие в разработке проектов открытия новых заводов, в том числе нового авиационноиспытательного учреждения на юге страны. В июле 1916 года этот проект был высочайше утверждён, а в январе 1917-го в Херсон, где было решено его осуществить, прибыл для рекогносцировки (разведки) представитель военного ведомства полковник Веде. Вслед за его посещением городской голова Николай Иванович Блажков получил телеграмму от Великого князя Александра Михайловича: «Ввиду необходимости открытия новой авиационной школы и постройки самолётного завода на выбранном участке прошу по выяснении вопроса в городской думе телеграфировать мне решение. Надеюсь, что город пойдёт навстречу развитию наших авиационных сил, преобладающее значение которых окончательно выяснилось настоящей войной, победоносный конец которой зависит от обладания воздухом. Александр».

19 января состоялось заседание городской думы, на котором было принято решение «отвести просимый участок земли по 1200 рублей за десятину (всего выделено 500 десятин земли) в вечное владение». Февральские события и отречение императора от престола на решение вопроса существенно не повлияли, и весной того же года в Херсон приехал сам профессор Фан дер Флит. Под устройство главного аэродрома городская управа выделила ровный участок степи за городским железнодорожным вокзалом (сейчас на этом месте возвышаются многоэтажки Таврического микрорайона). Канцелярия авиашколы расположилась в опустевшей после февральских событий Херсонской каторжной тюрьме (улица Перекопская, 10). Уже в мае 1917 года с нового Херсонского аэродрома в небо поднялся аэроплан «Мореан-Парасол», пилотируемый начальником аэродрома подполковником Вегинером. Параллельно велась активная подготовка для основания в Херсоне авиазавода по производству гидросамолётов.

Впрочем, надеждам, возлагавшимся самодержавным правительством на многопрофильное аэроучреждение в Херсоне, не суждено было сбыться. Грянула Октябрьская социалистическая революция, разрушившая прежнюю командноуправленческую структуру. Аэродром, оказавшийся неудел, лишился финансово-технической поддержки. В феврале-марте 1918 года, перед началом германской оккупации, остававшиеся здесь аэропланы были уведены в Крым. В апреле 1918 года главный Херсонский аэродром и уже несуществовавшая авиашкола были официально упразднены.

Профессор Фан дер Флит, примерно год не получавший жалование, остался без работы, а отсутствие каких-либо средств и транспортный коллапс в стране не позволили ему с семьёй возвратиться в Петроград. Однако профессор, не привыкший сидеть без дела, хотел быть полезным и в этой сложной для страны ситуации. Стараниями учёного и с согласия властей Украинской народной республики в это тяжкое время в Херсоне был создан и открыт Политехнический институт, в котором уже в сентябре 1918 года начались занятия.

По воспоминаниям дочери Александра Петровича, «...это был безмерно тяжёлый период жизни. Копеечного жалованья отца не хватало даже на хлеб. Чтобы хоть как-то содержать семью, мама шила из старого тряпья кукол и торговала ими на херсонском базаре...».

В мемуарах матери Лидии Фаддеевны Фан дер Флит записано, что за пять месяцев ею были изготовлены 750 кукол! «Они были моим кошмаром, они меня не оставляли и во сне: бедный истощённый ум мой придумывал различные комбинации, чтобы из маленьких обрезков материи создавать человеческое подобие...».

Сам же профессор - светило мирового масштаба, не имея средств на покупку обуви, ходил на лекции в деревянных, отчаянно стучавших по камням мостовой колодках.

Политехнический институт, переживший самые тяжёлые времена херсонской истории, просуществовал 2 года и был закрыт после установления в городе советской власти в 1920 году. И вновь Фан дер Флит остался не у дел. Глубокие знания и богатейший опыт профессора-аэросудостроителя в городе, где когда-то зародился и строился Черноморский флот, оказались не нужны никому. Советская власть с подозрением смотрела на бывшего представителя Управления Военно-воздушного флота Военного министерства. Профессору даже пришлось пережить неприятные моменты в застенках ЧК, откуда Александру Петровичу удалось благополучно выйти.

Рассказывая о мытарствах профессора Фан дер Флита в советской России, пожалуй, стоит упомянуть и его коллегу по Управлению военно-воздушного флота, также принимавшего самое непосредственное участие в разработке проекта херсонской авиашколы и авиазавода, конструктора, изобретателя, учёного-математика Георгия Александровича Ботезата. Быстро сориентировавшись в обстановке после большевистского октябрьского переворота 1917 года, Ботезат, бросив всё, в том числе и свои весьма перспективные работы, уехал в Яссы, а вскоре в США, где работал экспертом в Национальном консультативном комитете по аэронавтике и читал лекции в Массачусетском технологическом институте и Колумбийском университете.

В 1922 году, на 17 лет раньше Игоря Сикорского, на средства, выделенные Конгрессом США, Ботезат построил и испытал четырёхвинтовой вертолёт, ставший первым вертолётом американских ВВС. Среди научных трудов Георгия Александровича - расчёт траектории полёта на Луну, который позднее был использован при разработке проекта «Аполлон». А ведь все эти идеи и наработки при благоприятном раскладе могли были остаться в стране и способствовать её мощи и процветанию в дальнейшем. Но...

Что же касается оказавшегося не у дел профессора Фан дер Флита, влачившего жалкое существование вместе с семьёй в «красном» Херсоне - осенью 1921 года Александр Петрович решился бежать за границу. На небольшом парусном судёнышке, вышедшем из Голой Пристани якобы в Одессу в ненастную штормовую ночь 14 сентября, Фан дер Флиты в группе из 16 таких же отчаявшихся на побег «граждан свободной России» пустились в опасное плавание. Почти неделю без сна и отдыха продолжалось путешествие сквозь шторм к спасительным берегам.

Наконец изрядно потрёпанное суденышко с измученными беглецами пришло в Констанцу. Однако на этом злоключения их не закончились. Румынские власти отказали в высадке на берег. Пришлось продолжить путешествие к берегам Болгарии, где им, наконец, разрешили высадиться.

Александр Петрович сумел связаться с коллегами из Пражского университета и незамедлительно получил приглашение. И вот после долгих мытарств, голода и унижений у Фан дер Флитов началась новая жизнь, так не похожая на послереволюционное существование в России. Долгое время Александр Петрович работал профессором в Чешском высшем техническом училище.

Его знания и опыт были востребованы при создании и развитии чешской авиации. Его часто можно было увидеть на военном авиазаводе «Летов» и на аэродроме «Летняны» в чешской столице, ставшем ныне внутренним государственным и частным международным аэродромом, соседствующим с аэропортом Кбелы.

В тот период Фан дер Флит издал целый ряд научных трудов по вопросам кораблестроения и авиации, по механике и математике. Кроме того, на чешский язык были переведены научные работы Александра Петровича по, казалось бы, далёкой от его основной деятельности отрасли - лесоведению.

Что ж, вполне фундаментальный физический закон: если где-то убывает (в данном случае в Советской России), то в другом месте обязательно прибывает... Поистине, что имеем - не храним.

В 1938 году после Мюнхенского соглашения между лидерами Франции, Великобритании и гитлеровским правительством Германии судьба Чехословакии оказалась предрешена. В период фашистской оккупации, несмотря на то, что официально было подтверждено его «арийское» происхождение, Александр Петрович не пожелал служить «Великому Рейху». Сославшись на здоровье, он отказался от всех занимаемых постов и вышел на пенсию.

Умер профессор Фан дер Флит в Праге 1 сентября 1941 года.

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №41 (985).- 08.10.2020.- стр.17  

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.