on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Новости региона

05.08.2021, 13:19

В Україні проведуть міжнародний онлайн-фестиваль колективів діаспори

04.08.2021, 16:25

На Херсон очікує черговий фест - Prizma-Fest

04.08.2021, 11:05

«Щасливі разом»: на Херсонщині відбудеться всеукраїнський сімейний квест-фестиваль

У потомков мятежных турбаевцев

В 1789 году Российскую империю всколыхнуло восстание крестьян села Турбаи на Полтавщине. Мятеж был жестоко подавлен. Село смели с лица земли, а его жителей переселили в засушливые степи Таври

Что случилось в Турбаях?
Испокон веков Турбаи были свободным войсковым казацким селом. Однажды жители села не выполнили приказ Петра Первого, отказались идти на турков. Их вычеркнули из казацких компутов - списков, которые являлись самыми первыми, самыми точными документами, подтверждающими их принадлежность к казачеству. Лютый миргородский полковник Данило Апостол подмял под себя турбаевцев. После его смерти все пошло по рукам. В конце концов его внучка Катерина Битяговская продала Турбаи сотнику Федору Базилевскому. Алчный, непримиримый к малейшим вольностям, Базилевский, манипулируя где подкупом, где хитростью, отобрал у турбаевцев их земли, сады, луга, пасеки, присвоил все документы и бумаги от былых вольных казацких времен.

После смерти Федора, показывая свой гонор, селом правили его сыновья - Иван и Степан, люди злые. Они всячески закрепощали казаков. Турбаевцы пытались доказать свою причастность к казакам и в Елизаветграде, и в Киеве, и в Петербурге, однако все было тщетно. Большую надежду они возлагали на понимание и поддержку правителя юга Малороссии князя Григория Потемкина. Их ходоки в поисках встречи с ним дошли до Херсона, потом до самих Ясс, где стали свидетелями кончины Светлейшего, не успев вручить свое «казацкое прошение». В конце концов турбаевцы добились «рождения» обнадеживающего «Указа правительствующего сената», но на месте его замудрствовали, заволокитили. Доведенные до отчаяния истязаниями и унижениями помещиков, селяне разгромили имение Базилевских, забили насмерть Ивана, Степана и их сестру Марию. Нажитое крестьянским трудом панское добро растащили по домам. После долгого, почти четырехлетнего затишья начались следствие, разборки, суды. 7 человек приговорили к смертной казни, 40 человек - к сечению кнутом - 20 ударов, 134 человека - к наказанию плетьми.

В день казни смертникам (по высочайшему повелению императрицы Екатерины) объявили помилование: смертную казнь заменили сечением кнутом - 40 ударов. Однако палач так осатанело усердствовал, что мера помилования оказалась смертельной: для одних - прямо на сооруженном эшафоте, для других - день-два спустя. После экзекуций всех осужденных отправили в Сибирь. Остальных - 2200 человек - разделили и в сопровождении военного конвоя одну половину погнали в район сел Яски и Беляевка за Одессой, вторую - в Таврийские степи. Село сожгли. Руины разобрали, а после запахали волами. Турбаи были стерты с лица земли.

На земле Таврийской
В июле 1794 году после долгого изнурительного пути - на волах, лошадях, а в основном пешком, с живностью и домашним скарбом - турбаевцев пригнали к месту принудительного поселения недалеко от опустевшего татарского поселения Чолбасы. Вокруг ровная, однообразная пустынная гладь таврийской степи. Кое-где сиротливо стояли одинокие деревца акации. Земля серая, испещрена трещинами. «Что ждет нас в этих неизвестных пустынных степях?» Эта мысль неотступно мучила поселенцев. Их долго еще будоражили воспоминания о родных живописных полтавских местах со свежим, ободряющим воздухом близкого Хорола. Но нужно было селиться, обживаться. Ведь назад пути не было. 25 семей турбаевцев отделили и направили к месту Большого Чапельного пода. Так появилось поселение Чаплинка.

А в Чолбасах, на безводье, на жесточайшем солнцепёке, началась жизнь, полная лишений и страданий. В порядке наказания поселенцам запрещалось рыть колодцы. Воду привозили из Днепра - за 55 километров, да втридорога покупали у лавочника. Вода была дороже хлеба. И все же место поселения оказалось удачным. Оно стояло на перекрестке степных дорог, у торгового тракта, по которому возили соль из Крыма. Село быстро разрасталось. В начале XIX века разрешили рыть колодцы, отыскали в песках криницу. Сюда устремились переселенцы с Елизаветградщины, Черниговщины, Полтавщины. Если в начале XIX века здесь проживали 1139 человек, то в начале XX века в волостном селе Чолбасы было уже 7200 жителей. Земли вокруг было много. Но она требовала хорошей обработки, достаточного количества тягла, инвентаря, удобрения, а главное - воды. А этого как раз и не хватало! Работая от зари до зари, чолбасчане получали скудные урожаи. Но и этому были рады.

Жизнь - борьба
Шли годы. Климат, условия жизни формировали новый характер, новые стремления и возможности. Поселенцы вконец смирились с тем, что они тавричане, степные люди, и строили свое благополучие как могли. И все же свободолюбивый дух казацкой вольности сказывался. Чолбасчане не раз были инициаторами открытого возмущения существующими порядками, нападений на помещичьи усадьбы, активно проявили себя в период революции 1905-1907 годов. А их односельчанин - мичман Сергей Частник, соратник и помощник легендарного лейтенанта Шмидта (оба были расстреляны на острове Березань) - вместе с командой крейсера «Очаков» заставил вздрогнуть всю Россию. С надеждой встретили сельчане революцию 1917 года, активно участвовали в Гражданской войне, создав вооруженный отряд, который отличился в боевых действиях против австрогерманцев, деникинцев. В октябре 1920 года в селе основательно установилась советская власть. Волостной ревком распределил земли - по 2,5-3,2 десятины на едока. На месте помещичьих усадеб образовались новые села: Андреевка, Гавриловка, Тарасовка, Ленинское, НовоУкраинка. Из 7644 жителей в Чолбасах осталось 5350 человек.

Во второй половине 1920-х возникла идея скооперировать крестьянские наделы и хозяйства. В 1927 году было создано товарищество обработки земли, на базе которого вскоре возник колхоз «Перше травня». К началу 1930-х в селе уже было 6 колхозов и своя машинно-тракторная станция, которая насчитывала 95 тракторов. Хозяйство успешно занималось зерновыми культурами, овощеводством, бахчеводством, выращиванием хлопка, овцеводством. За счет государства и колхозов в селе были построены и функционировали 3 школы, в которых учились 536 детей, 2 клуба, библиотека, 3 детских сада, пионерский клуб, радиоузел. Великая Отечественная война прервала мирное строительство. 15 сентября 1941 года гитлеровцы оккупировали Чолбасы. Аресты, допросы, расстрелы активистов, комендантские часы, налёты гестаповцев - всё это с лихвой пережили чолбасчане. На фронтах с врагами сражались 693 жителя села. 386 из них пали смертью храбрых. За проявленные мужество и героизм при выполнении боевых заданий Александр Соценко (посмертно) и Яков Бабенко были удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Как село залечивало раны
3 ноября 1943 года Чолбасы освободили от немецких захватчиков. Селяне принялись возрождать разрушенное хозяйство, восстанавливать учреждения соцкультбыта. Было много трудностей. Не хватало техники - пахали коровами. Не хватало сельхозинвентаря - местные кузнецы творили чудеса при помощи молота и наковальни. Полегчало, когда стали возвращаться демобилизованные воины. Восстановили севооборот, вернули на поля прежние сельхозкультуры, обзавелись лошадьми, крупным рогатым скотом, овцами, наладили выращивание хлопка. За 4 года сельхозартели достигли довоенного уровня. В 1947 году село Чолбасы было переименовано в Виноградово.

Интересно, что перед войной и в первые послевоенные годы колхозники села довольно успешно занимались хлопководством. Об этом свидетельствует тот факт, что трём колхозницам - Евдокии Гавриш, Екатерине Меркотан и Александре Гришко в 1950 году было присвоено высокое звание Героя Социалистического труда. На закрепленных за ними 50 гектарах земли они получали по 12-13 центнеров хлопка с гектара. В те годы получить звание Героя было непросто. Еще один выходец из села чабан Емельян Коваленко в совхозе «Красный Чабан» добился рекордного приплода - по 140 ягнят от каждых 100 овцематок. В 1948 году ему было присвоено звание Героя Социалистического труда. Такого созвездия героев на то время (если не считать села Прогнои Голопристанского района) не имело ни одно село области.

В 1959 г. все артели села объединились в один колхоз - имени XXI съезда КПСС. Он располагал 18,1 тысячи гектаров земельных угодий, в том числе 12,4 тысячи гектаров пахотной земли. Это было крупное многоотраслевое, высокомеханизированное хозяйство. Содержали до 5000 голов крупного рогатого скота, 25000 овец. На полях колхоза работали 137 тракторов, 24 комбайна, 85 автомобилей. Широко применялись органические и минеральные удобрения. В 1975 году на поля колхоза от Каховской оросительной системы пришла вода. Для полива 4362 гектаров земли было задействовано 76 дождевальных установок. Урожайность сельхозкультур почти удвоилась.

Много лет становлению и развитию хозяйства посвятил его неутомимый председатель Петр Павлович Рудь - видный организатор и руководитель колхозного производства. Его дело и замыслы продолжили Михаил Кушнаренко, а после - Зинаида Мята, люди настойчивые, грамотные, энергичные, умеющие воплотить самые сложные начинания. Эти руководители любили свое село, заботились о его жителях, особенно о молодежи и детворе. Они много всего построили: Дворец культуры на 540 мест с множеством комнат для кружковой и массовой работы, спортзал, прекрасную 3-этажную школу для 900 учащихся, замечательный детский сад - на 120 мест. Активно работали спортивные секции, кружки художественной самодеятельности. В селе был разбит большой парк с фонтаном, построен красавец стадион. Водоснабжение (работало 13 скважин), газификация домов колхозников, централизованное отопление админзданий и учреждений соцкультбыта - ко всему этому колхоз прикладывал свою щедрую руку.

Виноградово сегодня
Время больших перемен и потрясений за годы независимости не обошло и Виноградово. Как говорится, ломать - не строить. К 1988 году колхоз был объявлен банкротом, а вскоре прекратил свое существование. Многое пришло в упадок, осталось без присмотра. Особенно пострадала материально-техническая база хозяйства. На всем этом некоторые руководители успели «погреть» руки. И все же нашлись люди, и прежде всего депутаты местного Совета, которые притормозили этот окончательно разрушительный процесс. И в первую очередь - в социальной сфере. Не без потуг и волокиты земля колхоза и его материальная часть были распаёваны. Почти тысяча бывших колхозников, получив земельные наделы, избрали путь единоличников. 22 семьи создали фермерские хозяйства. Это были те, кто горел желанием свободно, без команд, на свое усмотрение, поработать на собственной земле. Были трудности и прежде всего - материальные. А что же остальные владельцы паев? В селе созданы три сельскохозяйственных акционерных товарищества. Среди них выделяются «Таврида» - 1500 гектаров земли и «Надежда» - около 3000 гектаров. В основном это земли пенсионеров, многодетных семей, больных, одиноких людей. Прямо скажем, им не до своих наделов. Обрабатывать их они физически не в состоянии, да и просто нечем. Оплату за аренду земли получают выращенной продукцией.

- 90% колхозной, а нынче распаеванной земли, сегодня «в строю», работает на благополучие людей. И с каждым годом все с большей отдачей, - рассказывает сельский голова Виноградово Сергей Шматенко. - При сельсовете работают два землеустроителя. И хотя горячая пора по реформированию земель уже позади, работы у них и наших депутатов хватает. Мы следим за эффективностью использования угодий, достойным вознаграждением тех, кто отдал свои паи арендаторам. Нам удалось разрешить три главных вопроса: освоение и «работа» распаеванных земель, сохранность, поддержание в хорошем состоянии и функционирование социальной сферы, водоснабжение жителей. Мы понимаем: не все еще сделано. К примеру, в осенне-зимний период всего лишь одна скважина полностью обеспечивает село водой, в летний период - даже девять не управляются. Срабатывает известный менталитет наших граждан. Те, кто помоложе, попроворнее, подключают водонасосы и поливают свои огороды, а рядом старик, пенсионер воды толком выпить не может.

- Сергей Вилиевич, - обращаюсь к сельскому голове, - а в общем, каково настроение у сельчан? Что их волнует, что радует?
- Если честно, особых радостей они не испытывают. Нет таких поводов. Трудно старикам, около тысячи молодых сельчан без работы. А круглогодично работающих хозяйств, предприятий у нас нет. Конечно, с каждым годом положение меняется, но не так быстро, как хотелось бы. К примеру, сегодня в нашем селе, где 1400 подворий, 1605 личных хозяйств и 4565 жителей, есть около 1000 легковых автомобилей. Ежегодно виноградовцы ставят на учет свыше 50 автомобилей, причем не «бэу», а новеньких.

В пользовании полеводов около 200 тракторов, 5 комбайнов, множество другой вспомогательной техники. 80% жителей отапливают жилища газом, пользуются различными газовыми приборами. АТС на 500 телефонов уже загружена «под завязку». Решаем вопрос ее расширения. Наш прекрасный детский садик на 120 мест (кстати, финансирует его сельсовет) загружен полностью. Не это ли показатели уровня жизни? Разумеется, не для всех жизнь стала лучше. Предела человеческим желаниям просто нет. Но мы должны стремиться к лучшему, добиваться этого своим трудом, усилиями, стараниями, причем каждый на своем месте - и в поле, и за служебным столом, и в своей семье. Несмотря на все перипетии жизни, политические коллизии, подавляющая часть людей нашего села упорно трудится. Желательно, чтобы государство больше уделяло внимания, оказывало практическую помощь селу. Сегодня ее недостаточно. Объявленный Год села наши сельчане по-настоящему не почувствовали. 212 лет прошло с тех пор, как в необозримые засушливые степи Херсонщины пришли турбаевцы. Многое вокруг изменилось. А вот желание, мечты все те же: хочется жить по-человечески.

Владимир Коршун
«Гривна».- № 31(603).- 27.07.2006.- стр. 11

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.