on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новини регіону

26.07.2021, 16:01

Всеукраїнський фестиваль «Буря в пустелі»: на Херсонщину приїхали 150 екіпажів з різних областей

  На Херсонщині три дні тривав всеукраїнський фестиваль "Буря ...
26.07.2021, 13:22

Після карантинної перерви мотофестиваль «Тачанка» зібрав прихильників у Каховці

    Чотирнадцятий міжнародний мотофестиваль «Тачанка» ...
26.07.2021, 11:15

Новокаховські кришталеві фонтани приваблюють туристів міста

    Новокаховські кришталеві фонтани приваблюють туристів ...
> Персоналії > КУЛЬТУРОЛОГІЯ > Хміль Віктор Адольфович > Людина на своєму місці. До сторіччя від дня народження В.Ф. Заботіна

 

Человек на своем месте. К столетию со дня рождения В.Ф. Заботина

Так уж сложилось, что 1917 год по привычке связывают с Октябрьским переворотом, в результате которого к власти в стране пришли большевики. Вместе с тем сто лет назад случались и иные события, оставившие в истории свой достойный след

Именно в это неспокойное время, когда на улицах раздавались выстрелы и лилась кровь, 29 декабря 1917 года в семье николаевского землеустроителя, специалиста по топографической съемке и межеванию земельных угодий Фёдора Заботина родился сын Всеволод. Ему было суждено стать человеком-легендой Херсона, впрочем, не только Херсона, но и отечественного судостроения в целом.

Биографические источники повествуют о том, что ещё в мальчишеском возрасте Всеволод проявлял интерес к строившимся на стапелях в Николаеве судам. Пожалуй, иначе и быть не могло, ведь родился он в городе судостроителей и моряков. Поэтому и работу позже для себя избрал «по велению сердца», вопреки воле родителей, поступив на судостроительный завод рабочим. Впрочем, это была всего лишь начальная, стартовая ступенька, позволившая будущему руководителю не понаслышке, а лично узнать рабочую среду изнутри. Параллельно с тяжелой физической работой на заводе, как тогда говорили, без отрыва от производства, юноша окончил вечернюю школу, рабфак («рабочий факультет» – курсы подготовки рабочих для поступления в высшие учебные заведения), поступил на вечернее отделение вуза.

Война и эвакуация
Июнь 1941 года оказался для Всеволода Заботина насыщенным множеством событий. Во-первых, окончание вуза, получение диплома и распределение на родной Николаевский судостроительный завод. Во-вторых, женитьба на «самой лучшей на свете» девушке Зое, студентке местного педагогического института. Вот только «в-третьих» никак не вписывалось в череду счастливых жизненных событий… Буквально через неделю после свадьбы, в полдень 22 июня 1941 года, радио голосом народного комиссара иностранных дел Вячеслава Молотова сообщило о вероломном нападении войск фашистской Германии на СССР. Началась война…

Победоносное и стремительное наступление гитлеровцев решило судьбу крупных стратегических предприятий Николаева, которые спешно эвакуировались вглубь страны. Группу молодых инженеров, в которую входил и Всеволод Заботин, направили на военную переподготовку. По дороге будущие офицеры попали под жестокую бомбёжку, немногих уцелевших в спешке и суматохе зачислили в стрелковый полк, правда, чуть позже разобрались, что вчерашние вузовцы – это почти готовые командиры. Так Заботин и другие молодые судостроители попали в артиллерийское училище, которое по ускоренной программе готовило младших командиров для фронта. По существовавшей статистике, сроки жизни советского солдата в начале войны определялись одной-двумя атаками, не больший срок был отмерен и взводному, поднимавшему бойцов на врага. Так что вполне реально было предугадать участь этих вчерашних мальчишек.

Однако судьба, впрочем, не столько судьба, сколько Государственный комитет обороны, созданный в СССР на восьмой день войны и сосредоточивший в себе всю полноту власти в стране, распорядился по-иному, отозвав всех судостроителей с фронта и направив их в тыл на судостроительные заводы, остро нуждавшиеся в специалистах для выполнения важных военных заказов.

Астрахань – Баку – Николаев
В марте 1942 года Заботин работает мастером на Астраханском судозаводе, ещё через полгода переведен в Баку, где продолжает заниматься строительством и ремонтом побывавших в боях кораблей. Нельзя сказать, что это был глубокий тыл: фашистские войска уже оккупировали Северный Кавказ, а рядом на Волге, под Сталинградом, готовилась беспрецедентная в истории человечества битва, по некоторым данным унесшая жизни более двух миллионов человек. К тому же нефтеносный Бакинский край, обеспечивавший 80% добычи нефти в СССР, был лакомым кусочком для гитлеровцев, поэтому здесь всегда сохранялась угроза авиаударов врага. Тем более после переломной Сталинградской битвы, когда фашисты поняли, что захватить нефтеносные районы им не удастся. Как бы там ни было, а местные нефтеприиски, эвакуированные сюда промышленные предприятия и судостроительные заводы работали с полной отдачей для фронта.

В феврале 1945 года за достойный труд в строительстве боевых кораблей, внесших свой неоценимый вклад в уничтожение группировки врага на Волге и на Кавказе, Всеволод Заботин был награжден первой своей медалью – «За оборону Кавказа». Майскую победу 1945-го Всеволод Фёдорович встретил всё там же в Баку, где оставался ещё около года, подготавливая для себя замену. И только в мае 1946 года вернулся в родной Николаев, где уже давно велись работы по восстановлению разрушенного города и его предприятий. Начав свою послевоенную трудовую деятельность в родном городе со строителя судов, спустя пять лет Всеволод Фёдорович был уже начальником стапельного цеха.

Гигант отечественного судостроения в Херсоне
К этому времени в Херсоне развернулось крупномасштабное строительство нового, современного судостроительного завода. Местом для него выбрали находившийся в пределах Херсона Карантинный остров, где ещё с дореволюционных времен размещали шерстомойни, лесопилки и некрупные судоверфи, принадлежавшие различным хозяевам. К концу 1940-х годов здесь находились верфи судоремонтного завода им. Коминтерна (до революции – завод Вадона) и по соседству, на восточной оконечности острова, – достаточно крупное рыбацкое поселение. В апреле 1947 года был назначен первый директор строившегося завода Тимофей Сафронов, а весной 1948 года на подготовленной строительной площадке, на месте отселенного поселка на Карантинном острове, начались монтажные работы.

Спустя три года,12 октября 1951-го, на Херсонском судостроительном заводе состоялся спуск первого построенного здесь судна. И ничего, что это была всего лишь 43-метровая баржа, главное было сделано – завод начал работать! Не всё складывалось гладко на новом предприятии: первоочередных проблем, которые безотлагательно нужно было решать, хватало. А тут еще катастрофа – взрыв при строительстве первого заводского танкера, которому уже было присвоено символическое название «Херсон», унесший жизни девяти человек. Поэтому вместо запланированной в декабре 1952 года сдача судна заказчику произошла весной 1953 года. Возможно, сложившиеся обстоятельства и причины послужили поводом к тому, что в марте 1955 года на должность главного инженера Херсонского судостроительного завода был назначен инженер-судостроитель с бесценным опытом, приобретенным в нелегких условиях периода войны, – Всеволод Фёдорович Заботин.

Человек на своём месте
История сохранила ключевые моменты трудовой деятельности Заботина на посту главного инженера ХСЗ. В первую очередь он сумел разорвать сложившиеся за несколько лет существования херсонского завода стереотипы, согласно которым «ведущим» считался Николаевский, а «ведомым» – Херсонский завод. Со всеми вытекавшими из подобной градации последствиями – такими, как размещение главных заказов, снабжение оборудованием и сырьем для производства.

Благодаря стараниям Всеволода Фёдоровича головной сухогруз серии «Ленинский комсомол» (первое из серии судов, обычно имевшее аналогичное название, последующие суда строились по одинаковому, общему с ним проекту) впервые был заложен на стапеле Херсонского судозавода. Причем умелое руководство и слаженность действий трудового коллектива позволили намного раньше запланированного срока завершить сборку и спустить сухогруз на воду. За десять лет строительства сухогрузов этой серии 20 судов было построено на ХСЗ и только 5 – на Николаевском судостроительном заводе им. Ивана Исидоровича Носенко (позднее – Черноморский судостроительный завод).

В мае 1961 года Всеволод Заботин становится директором Херсонского судостроительного завода. К сожалению, ограниченность газетной площади не позволяет более детально коснуться многих аспектов деятельности Всеволода Федоровича на этом посту. Отметим лишь, что под его руководством судостроительный завод достиг не только реальных успехов и стал одним из ведущих предприятий в этой отрасли, но и значительно преуспел во внедрении в производство новых технологий и разработок. Здесь, на стапелях завода в начале 1960-х впервые в мировой практике была освоена электросварка в углекислой среде в автоматическом и полуавтоматическом режимах, разработанная местными умельцами при поддержке Украинского института электросварки имени Евгения Патона.

За внедрение в жизнь важного для отечественного судостроения изобретения в 1963 году Всеволод Заботин был отмечен Ленинской премией. Четверть века руководил Всеволод Фёдорович Херсонским судостроительным заводом, за это время со стапелей предприятия сошло 230 судов, построенных по 18 проектам. Причем треть из них – по заказу иностранных государств, таких как Греция, Германия, Дания, Индия и даже Англия, всегда имевшая неоспоримый статус передовой морской державы. Кроме судов, при Заботине было построено 25 доков по пяти проектам.

31 декабря 1970 года Херсонский судозавод был награжден орденом Ленина, а ещё через четыре месяца Всеволоду Заботину и сварщику Павлу Нимичу присвоили звание Героев Соцтруда. Помимо основной своей задачи предприятиям, даже такого ранга, в советский период вменялось в обязанность производство «товаров народного потребления». Такими товарами здесь стали дюралевые лодки, кухонные гарнитуры, диваны, пользовавшиеся в то время широким спросом не только у херсонцев. Немало внимания уделял легендарный директор судостроительного подготовке кадров для производства. При его непосредственном участии была разработана система профориентации в школах, в дальнейшем будущие судостроители проходили обучение в профтехучилищах, техникуме и открывшемся в Херсоне филиале Николаевского судостроительного института.

«Любимое детище Заботина»
Рассказывая о Заботине, нельзя обойти его по-настоящему отеческую заботу о своих подчиненных, примером которой служит уютный, зеленый жилой микрорайон Корабел на Карантинном острове. «Любимое детище Заботина», как его иногда еще называют.

В 1960-х, когда под руководством Всеволода Фёдоровича завод рос и входил в силу, одной из серьезных социальных проблем оставалась насущная жилищная проблема. Вместе с тем стоит отметить, что это был период интенсивного строительства жилья для трудящихся, вот только предлагаемое жилье находилось на значительном удалении от предприятия. Хотя к этому времени Херсон с Карантинным связывали транспортный и железнодорожные мосты, причем от железнодорожного вокзала до завода курсировал «утренний» и «вечерний» поезд, перевозивший рабочих, всё это создавало определенные неудобства. Поэтому Заботин обратился к городскому руководству с предложением строительства нового микрорайона в непосредственной близости от завода на Карантинном острове. Хотя местные власти были против, длительное противостояние закончилось победой Всеволода Фёдоровича – строить разрешили…

Спустя десяток-другой лет некогда низменный, затопляемый вешними водами и заросший камышом обширный участок островской земли изменился до неузнаваемости. Здесь появились добротные девятиэтажные жилые дома, детские сады, школы, стадион, больница, магазины и многое другое, необходимое для жизни людей. Интересно, что при создании зеленой зоны среди многоэтажек Корабела, пожалуй, впервые в Херсоне была испытана технология пересадки взрослых деревьев на новое «место жительства». Тем не менее, несмотря на усмешки скептиков, деревья прижились!

Всё-то удавалось этому Заботину! Наверное, потому, что помимо того, что был он грамотным хозяином-руководителем, досконально знавшим своё дело, он был ещё и настоящим Человеком, жившим для людей и не искавшим выгоды лично для себя.

Александр Захаров

Джерело інформації: газета "Гривна", 2016 р.

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.