on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Новини регіону

14.02.2022, 08:47

VI Всеукраїнський хореографічний фестиваль-конкурс «DANCE-клас»

Положення про конкурс «DANCE-клас» Дитяча громадська ...
12.01.2022, 09:14

"Суспільне: Херсон" запрошує на передпоказ документальної програми «Херсонська бавовна або невдалий радянський експеримент»

  12 січня о 13:00 у Херсонській обласній універсальній ...
03.01.2022, 11:26

Для xepcoнcькиx дiтeй opгaнiзувaли нoвopiчний зaxiд у тeaтpi ляльoк

  З нaгoди нoвopiчниx тa piздвяниx cвят, Xepcoнcьким мicьким ...

 

Ион Сапдару: смотрю на Вас - узнаю своих

В этом году на фестиваль «Мельпомена Таврии» приехали три театра из-за границы - два российских и один румынский. «Самым иностранным» был театр «ATENEU» из Румынии, основу которого составляют студенты актерского отделения Академии искусств George Enescu. Они привезли постановку «История лошади. Холстомер», где молодые жеребцы и кобылки отбивают ритм копытами, размахивают цветными хвостами, кричат: «Хэя!» - и тут же перевоплощаются из лошадей в людей, добавив всего лишь некоторые элементы костюма.

Спектакль получился интересным, ребята зажгли зал, а жюри признало этот студенческий коллектив лучшим актерским ансамблем фестиваля.

Педагог и режиссер театра «ATENEU» Ион Сапдару хоть и сетовал, что давно не говорил на русском, но разговор с ним получился весьма интересным.

- Ион, говорят, Вы учились во ВГИКе?
- Да, я закончил ВГИК, учился у Евгения Семеновича Матвеева и Анатолия Васильевича Ромашина. Первый и второй курс учился у Матвеева, потом он ушел из ВГИКа, нас принял Ромашин. Я знаю, что Матвеев приезжал на ваш фестиваль в 2002 году, видел фотографии, я тоскую - это был великий педагог, очень великий. Он меня взял на курс, когда уже было набрано 12 человек. И вдруг сказал: «У меня есть 12 очень хороших, красивых цветков, но мне нужен полевой цветок». То есть - характерный актер. И говорит: «Ваня, ты у меня будешь играть дядей, дедушек и, конечно же, злых людей». Он хотел поставить со мной «Отелло» на третьем курсе, но так получилось, что он ушел из института, а потом нас перенял Ромашин. С Анатолием Владимировичем тоже была работа интересная.

- Почему Вы обратились к Толстому?
- Мне нужно было воспитывать студентов на хорошем, на умном, на очень глубоком материале. И потом, я люблю все, что написал Толстой – кроме пьес. Стыдно, конечно, говорить об этом, но ребятушки, когда пришил на репетиции, не знали о Холстомере, вообще не понимали, что это такое. Первым делом я их заставил читать рассказ - в переводе (у нас очень хороший румынский перевод). А потом мы сделали свою инсценировку, и из 40 студентов я набрал 12.

- Не страшно было браться за «Холстомера» после Лебедева?
- Не страшно, потому что, я надеюсь, мы придумали что-то другое. Мы говорили в этом спектакле о смене поколений, о том, что поколение молодое никогда не понимает старое, и старое, более взрослое, не понимает молодое. О том, что молодые всегда немножко издеваются над старыми. Об этом и делали спектакль: если бы молодость знала, если бы старость могла. Это спектакль об уроке жизни, о том, что былая слава, былые заслуги пропадают, остаются воспоминания. Для меня было важно, чтобы мои студенты работали в таком ключе. Мы пригласили на роль Холстомера актера Константина Пушкашу, моего коллегу из нашего театра (я работаю в Национальном театре в Яссах как режиссер). В самом спектакле между молодыми актерами и таким маститым появилось это отношение: они кое-какие вещи не умеют делать, но берут молодостью, задором и пластикой. Так и происходили репетиции: Костя был для них как отец, старший брат. Для меня было важно воспитывать молодых актеров на хорошем, на добротном, на лучшем материале. И думаю, что у нас кое-какие вещи получились. Мы старались не ударить в грязь лицом.

- Равняться на Лебедева старались?
- Нет, как отрезали. Конечно, я знаю этот спектакль с Евгением Лебедевым, молюсь на него - это был великий спектакль. У меня есть и телевизионная версия спектакля, но я его не показывал даже Косте, нашему Холстомеру. Потому что речь шла о другом. Там было о несправедливости в России, как это было при советской власти - и это было видно. А для нас это уже не очень-то и важно, для нас важно, как быстро проходит время. Недавно и я чувствовал себя жеребцом, а сейчас я тоже Холстомер. Свой опыт я пытался передать, и Костя тоже.

- Расскажите, как спектакль попал на фестиваль?
- «ATENEU» - молодежный театр, который мы основали. «Холстомер» - первый наш спектакль. Надеюсь, что будут и другие (в сентябре начнем репетировать «Сон в летнюю ночь»). Как-то мы пригласили в Яссы господина Алексея Кужельного, директора киевского театра «Сузір’я», он увидел «Холстомера», ему очень понравилось, он написал статью, очень уж такую… хорошую. Поэтому он и посоветовал Книге взять спектакль на фестиваль «Мельпомена Таврии».

- По фестивалям ездите часто?
- Нас пригласили еще в Косово, мы едем в Сербию и, естественно, будем и на румынских фестивалях.

- Декорации привезли с собой, или подобрали в херсонском театре?
- Это не наша декорация. Ее мы здесь построили. Нам в театре Кулиша дали доски из другого спектакля - «Очень простая история» Марии Ладо (который, кстати, идет и у нас в национальном театре тоже), и утром мы сколотили декорацию.

- Как труппа себя чувствовала на новом месте, в других условиях?
- Наша дорога была трудная, длинная - из-за молдавских властей: нас без визы не пустили, поэтому мы пошли в обход. Вместо того, чтобы приехать к вам за 4-5 часов, мы были в дороге 40 часов. На поезде через Киев, потом из Киева на маленьком автобусике... Я хочу поблагодарить и господина Книгу, и Женю (актриса Евгения Кирсанова была ответственной за румынский театр - прим. ред.), и всех-всех - за то, что нас пригласили, беспокоились за нас, все время звонили: «Вы сейчас где?». Для меня было важно, чтобы я своих студентов поставил в другую ситуацию. Там у нас студенческий театр, есть свой зритель, мама, папа. А для меня было важно, чтобы было не обязательно соревнование, но чтобы был другой зритель, да еще и зритель, который не знает румынского.

- На фестивале успели посмотреть другие спектакли?
- Да-да, я увидел вчера отличный спектакль - «Страшная месть» Павлюка мне понравился. Аж горло так перехватило, когда я увидел, что все идут в ад, как-то страшно это... Отличный спектакль, очень хорошая труппа, мотивированная… Она что-то ищет. И спектакль выглядел как эпос украинский. А Гоголя такого я еще не видел - чтобы он из могилы вышел, да еще с Кобзарем, чтобы они стали рассказывать эту историю... Очень крепкая труппа, и парень, кажется, очень классный - Павлюк. Увидел и плохой спектакль, другого театра - но не буду говорить о нем.

- Будем считать, что украинский театр вам нравится…
- Да. Я видел очень много спектаклей украинских - видел киевские спектакли, видел театр «Сузір’я» - классный театр, видел спектакль «Поминальная молитва» с Богданом Ступкой…

- Украинский театр можно назвать театром западным?
- Не надо его считать западным. Мы же с вами люди восточные, и у нас, и у вас одинаковые проблемы. Я смотрю на ваш город, на театр, на людей – и узнаю своих в Румынии. У нас, у восточных, свои проблемы, и очень интересные. Тут интереснее ставить, есть о чем, есть адреса точные - куда, что, о чем говорить. Есть много нерешенных проблем, которые можно показать через сценическое действо, бить в колокола. Зачем мне западный театр? Западный театр хреновый (есть и хороший, конечно). Но там они не бьют в колокола, там у них все в порядке, там живут хорошо. У нас в плане творчества лучше, вот кабы только денег было побольше… Наш национальный театр на ремонте уже 4 года - околачиваемся черт знает где…

- Те же проблемы с финансированием?
- Я же говорю: у нас такой же город, если вывески изменить, то все будет, как у нас. Разве что Днепра у нас нет - маленькая речушка. А в принципе, так же трудно живется, такой же народ, такие же проблемы…

Лариса Жарких
"Херсон маркет".- 18.06.2009
 

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.