on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Новини регіону

16.09.2021, 12:02

У Херсоні до Дня міста відбудеться циркове шоу

    Продовжуємо знайомити із фестивалями, які ...
16.09.2021, 11:41

Запорізькі археологи знайшли на Херсонщині середньовічну піч часів Київської Русі

    В ході експедиції організованої Національним заповідником ...
16.09.2021, 11:20

У Херсоні з'явився кримськотатарський громадсько-культурний простір

    Новий громадсько-культурний простір з'явився в ...

Олег Авраменко:

31.01.2004

Ни для кого не секрет: сегодня книжный рынок Украины заполонен российской продукцией. При этом мало кто догадывается о том, что среди так называемых "русскоязычных авторов" много наших соотечественников. Они достойно выступают на чужом поприще, зачастую получают престижные литературные премии, хотя у себя на родине почти неизвестны. Один из таких писателей - херсонец Олег Авраменко.

Он творит в популярном нынче жанре сказочной фантастики. При этом романы Олега выигрышно отличаются от других подобных "произведений" легким и образным языком, детальной проработкой мира, в котором происходит действие той или иной книги, и, наконец, психологически достоверными характерами персонажей.

В беседе с Олегом мы попробовали поглядеть за кулисы писательской жизни. - Скажите, что побудило Вас взяться за перо? Насколько мне известно, Вы ведь учились на физика. И вдруг - стали лириком.

- Ну вот! Я так и знал, что этот вопрос прозвучит, но не думал, что в самом начале. И кому только в голову пришло противопоставлять физику литературе, а в более общем плане, науку - искусству?.. Ведь и то и другое - Творчество с большой буквы. Стать учёным без развитого творческого начала, без богатого воображения, без обострённого чувства прекрасного столь же невозможно, как и стать без оных писателем, музыкантом или художником. Уравнения Шрёдингера не менее эстетичны, чем, к примеру, Пятая симфония Бетховена, просто для их восприятия требуется определённый склад ума и соответствующая подготовка. Что же касается конкретно меня, то, сколько себя помню, я всегда испытывал творческие порывы.

С самого детства балансировал между наукой и искусством и никак не мог понять, почему многие люди считают их антагонистами. Особенно поражали меня школьные преподаватели языка и литературы, которые искренне считали, что способности к точным наукам вредны в гуманитарной сфере, и изначально поставили на мне крест. Наверное, поэтому я сделал выбор в пользу физики и поступил на физический факультет университета. Но впоследствии убедился, что эмоциональная сфера мне все-таки ближе, чем чисто интеллектуальная, - вот так произошла моя переквалификация "из физиков в лирики". И вовсе не "вдруг". Не скажу, что это было безболезненно, но, во всяком случае, не сопровождалось коренной ломкой мировоззрения и пересмотром жизненных ценностей. Ведь и писатель, и физик - творческие профессии. - Что такое, по Вашему мнению, профессиональный писатель?

- Ну, если рассматривать понятие "писатель" не как специальность, а как призвание, талант, состояние души, то профессиональный писатель - это образ жизни. Наверное, так.

- В основном Вы пишете о мирах, далеких от нашей реальности. Чем это вызвано - попыткой "сбежать" туда от неустроенности нашего мира или же наоборот, желанием с помощью своих книг чему-то научить? - Почему далёких? Они здесь, рядом. Они - отражение нашего мира. Для меня иные миры не самоцель, а средство обретения полной творческой свободы. Этот приём позволяет избавиться от ограничений, накладываемых нашей действительностью, и поставить героев в ту ситуацию, в которой я хочу их видеть, а не которую диктуют существующие реалии нашего мира.

Конечно, можно возразить, что для этого вовсе не обязательно конструировать иные миры, достаточно лишь немного погрешить против истины в рамках существующей реальности - в литературе такой приём называется художественным вымыслом. Да, не спорю. Но, по-моему, гораздо честнее придумать не отдельных героев и локальные события, а весь мир целиком. Наверное, тут сказался мой менталитет физика: неважно, имеет ли создаваемая модель хоть малейшее отношение к действительности, но она обязана быть непротиворечивой. Я должен верить в то, что пишу, иначе у меня ничего не получится. Что же касается последнее части вопроса, то избави меня Бог от попыток поучать читателя. Я лишь делюсь с ним своими мыслями, своими взглядами на мир. А какие он делает из этого выводы - целиком его личное дело.

- Если бы писателю Олегу Авраменко предложили для жизни на выбор один из его (но только его!) миров, какой бы он выбрал?

- А зачем выбирать? Я и так там живу. Причём во всех своих мирах одновременно. И не собираюсь ограничивать себя каким-то одним. - Насколько Вы похожи на своих героев?

Вы переживаете за их судьбы? Когда встает выбор между тем, "как должно быть в книге" и тем, "как хочется", что вы выбираете для них?

- Было бы наивно механически отождествлять меня с моими героями. Безусловно, связь между нами есть, и очень тесная, но это, скорее, связь родителя со своими детьми. Поэтому здесь более уместна поговорка о яблоке и яблоне, чем прямая проекция автора на героев. У нас всё как в настоящей семье, даже конфликт поколений присутствует. Чем взрослее становятся "детки", тем меньше они слушаются своего "папочку" и всё норовят поступить по-своему. Временами их очень трудно удержать под контролем и заставить поступать так, как того хочется автору. Приходится искать компромисс между своими и их желаниями. И разумеется, я переживаю за них, они ведь мне не чужие. Всеми силами стараюсь помочь им, но это не всегда получается, особенно, когда наступает развязка. Сюжет уже развивается сам по себе, следуя своей внутренней логике, а менять по ходу правила игры или вызывать "бога из машины" не в моих привычках. Я считаю это нечестным по отношению к себе, к героям и, главное, к читателям.

- Кстати, о читателях. Ваша воображаемая читательская аудитория, какова она: возраст, пол, профессия?

- Трудный вопрос. Если честно, я никогда над ним не задумывался. Я не ориентируюсь ни на возраст, ни на пол, ни на профессиональную деятельность своего гипотетического читателя, а просто пишу - о том, что меня интересует. И, соответственно, моя читательская аудитория - это люди, которых интересует те вещи, о которых я пишу.

- При этом писательство для Вас - болезнь, лекарство или приговор?

- Всё вместе. Это болезнь, лекарство от которой одно - писать дальше. Но она неизлечима - а значит, это приговор.

- Ваш девиз в работе: ни дня без строчки или ни строчки без вдохновения?

- Как можно писать без вдохновения? Это будет уже не творчество, а ремесло. Бывает, я не пишу месяцами - а потом меня прорывает, и тогда я неделями недосыпаю, сидя за клавиатурой по 14 - 18 часов в день.

- Насколько мне известно, Вы творили и в соавторстве. Как Вы относитесь к подобной форме творчества?

- В целом положительно - но только в целом. С частностями сложнее. Вся проблема в том, что писательство - дело очень личное, даже интимное. И если между соавторами возникают проблемы, то пиши пропало...

- У каждого, наверное, существует пара-тройка авторов, которые очень сильно повлияли на его жизнь. Кого бы Вы могли назвать своим учителем?

- В данном контексте мне не нравится слово "учитель". А если говорить о писателях, чьи книги оказали на меня сильное влияние, то это, без сомнения, А. Дюма, Р. Хайнлайн, Агата Кристи, Конан-Дойл, братья Стругацкие и Булгаков. Вот, примерно, в такой последовательности.

- Назовите, пожалуйста, пять книг, которые именно для Вас навсегда останутся "вечными"?

- Ваш вопрос сформулирован так, что ответ на него вольно иль невольно будет претендовать на абсолютную истину. К тому же книг, которые я считаю "вечными" и готов перечитывать помногу раз, гораздо больше, чем пять. Выделять из них пятёрку самых "хитовых" значило бы существенно ограничивать себя. Поэтому назову одну, которую перечитывал последней: "Падение Гипериона" Симмонса.

- Почти все печатающиеся украинские писатели творят на русском. Как Вы относитесь к сложившейся ситуации и считаете ли, что в ближайшее время что-нибудь изменится (и в какую сторону?)

- Вы затронули очень болезненную для меня тему. Сам я пишу и по-русски, и по-украински, но если книги на русском языке ещё с горем пополам издаются, то на украинском: да что и говорить, ситуация в нашем отечественном книгоиздательстве всем хорошо известна. Равно как и ситуация с языком. Но особенно меня раздражают некоторые наши заслуженные деятели от искусства, которые ратуют за то, чтобы украинская литература была исключительно "глубокой", "серьёзной" и "высокохудожественной". Они не хотят понять, что элитарная культура не может существовать без массовой - и, разумеется, наоборот.

Когда лет восемь-девять назад начался бум переводных изданий, эти блюстители нравственности встали на дыбы: дескать, не потерпим у себя всяческих чейзов и анжелик. Не потерпели. Не допустили. И вместо того, чтобы поощрять издание фантастики, остросюжетных детективов, приключенческих и любовных романов в украинских переводах, полностью уступили рынок для переводов русских. Тем самым был упущен великолепный шанс без всякого навязывания и принуждения, при сравнительно небольших затратах дать существенный толчок популяризации украинского языка. Как результат, в настоящее время сложилась весьма прискорбная ситуация, когда даже те, кто раньше отдавал предпочтение украинским книгам, вынуждены читать по-русски - или не читать совсем. А ведь у нас есть отличные писатели, в частности, фантасты - Шевчук, например, или Берднык. Да и Головачёв в своё время издавался (не знаю, писал ли) на украинском языке. И Савченко.

И Росоховатский. Что будет дальше? - трудно сказать. Ситуация может измениться и так, и этак. Лишь одно бесспорно: потенциальных украинских читателей пока ещё (я подчёркиваю - пока ещё) хватает. Но если у нас восторжествует лукашенковщина - под этим я подразумеваю не отдельного лидера, а целое общественное явление, - то дело дрянь. Тогда мы вполне можем стать славянскими ирландцами или шотландцами (роль более лояльных валлийцев уже отведена белорусам). Впрочем, и ирландцы, и шотландцы, даже разговаривая по-английски, тем не менее остаются ирландцами и шотландцами, а не "англоязычным населением". Так что я, хоть и пишу сейчас в основном по-русски, всё же считаю себя украинским писателем.

Владимир Пузий


http://proza.com.ua/peoples/oleg_avramenko_67d8.shtml

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.