on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Новини регіону

13.10.2021, 11:17

Як Херсон відзначатиме День захисників і захисниць України

    У міcькрaді зaтвердили плaн зaходів до Дня зaхиcників ...
13.10.2021, 11:14

У Новій Каховці відбувся «День музики», присвячений 45-річчю музичного відділення дитячої школи мистецтв

    Учні та викладачі музичного відділення КЗ «Новокаховська ...
12.10.2021, 10:14

Херсонський театр отримав відзнаку Міжнародного театрального фестивалю у Туреччині

  З 7 по 10 жовтня Херсонський обласний академічний музично-драматичний ...
> Персоналії > КУЛЬТУРОЛОГІЯ > Хміль Віктор Адольфович > В Херсон ненажеру не пустили ...

 

В Херсон обжору не пустили...

Псевдоним - то есть вымышленное имя - обычно используется человеком в публичной деятельности вместо данного при рождении имени. Скажем, для того, чтобы, спрятавшись за ним, избежать всяческих ненужных, иногда опасных последствий, как это делали революционеры XIX - начала XX веков. У одного только Владимира Ульянова (Ленина), по последним подсчётам исследователей, псевдонимов было более 150!

Зачастую «ложное имя» придумывали и продолжают придумывать для себя представители творческой элиты, главным образом певцы, артисты, писатели. В таком случае это делается часто для того, чтобы, скажем, скрыть своё «неблагозвучное» имя за яркой и запоминающейся «вывеской». Причём спрятаться за псевдонимом иногда можно с большой выгодой для себя, а порой благодаря этому даже опорочить известного человека и внести путаницу на страницы истории.

Нечто подобное произошло с некогда известным германским борцом Эмилем Фоссом из Штеттина, о котором до настоящего времени средства массовой информации сочиняют различные небылицы. К примеру, недавно одно одесское интернет-издание, смешав в общую кучу «мух и котлеты», мотивируя публикацией в «Одесских новостях» за 1914 год, представило славного борца в виде непревзойдённого обжоры, выпивохи и скандалиста. Меж тем немец-борец обжорством никогда не грешил, мало того, был настоящим спортсменом, которому принадлежала честь стать родоначальником демонстрации «цивилизованной борьбы» на арене русского цирка.

Настоящий Эмиль Фосс и «русско-французская» борьба
В 1894 году немец из Штеттина Эмиль Фосс развлекал публику Петербурга поднятием тяжестей. Затем, после ряда успешных выступлений, провёл несколько сеансов борьбы с любителями-силачами из числа присутствовавших зрителей - с чистой победой, что, впрочем, совсем неудивительно. Неопытные силачи против профессионального атлета, владевшего борцовской техникой и имевшего за плечами годы тренировок. Победы Фосса снискали ему шумную славу, а один из директоров многочисленных в то время цирков предложил Эмилю достаточно выгодный контракт.

Гастроли Фосса по империи и борьба на арене с самыми сильными представителями местных аборигенов всегда сопровождались полнейшим аншлагом, а победы атлета увеличивали его славу и материальное положение. Конечно, спустя некоторое время у Фосса появилась масса последователей и каждый мало-мальски серьёзный цирк считал необходимым представить публике свою борцовскую программу с участием «известных и непобедимых» атлетов-борцов со звучными заморскими именами. Правда, не все борцы были действительно иностранцами.

В тот период появилась немалая группа отечественных атлетов, составивших достойную конкуренцию заграничным. Интересно, что первоначально цирковые профессионалы предпочитали бороться с любителями и всячески избегали борьбы друг с другом. А некоторые из них «дурили» почтенных зрителей, представляя в качестве своих противников из публики специально нанятых подставных борцов. Или в интересах денежного сбора артистично и долго боролись с уличными любителями, которых в иных обстоятельствах уже в течение минуты могли бы уложить на ковёр. Случалось, борцы «пиарились» совсем уж необычным способом. Так, известен случай, когда один из вполне цивилизованных атлетов выдавал себя за дикого человека. Полуголым сидел на цепи и ел сырое мясо. Конечно же, зрители, с замиранием сердца и страхом подходившие к надёжной клетке, были в полном восторге. Словом, становившаяся популярной в России цирковая борьба заключала в себе неизменные элементы театрального шоу.

Немного позже, уже в начале XX века, борьба стала более спортивной, а атлетам-профессионалам уже приходилось встречаться в поединках друг с другом. Причём не просто «играть на публику» для хорошего денежного сбора, но и всерьёз применять свой опыт и мастерство в поединке с равными. Всё же немецкий борец Фосс и в начале XX века оставался непревзойдённой и легендарной личностью. Впрочем, как ныне видим, популярность атлета сыграла с ним злую шутку. Но об этом чуть позже.

Получить «в глаз» в Херсоне можно было в любое время
Стоит отметить, что «культурных» развлечений в те далёкие времена в старом Херсоне хватало. Несколько театров, в том числе и театр миниатюр, больше десятка биоскопов-синематографов, несколько чайных общества «Трезвости», в которых вечерами проводили публичные чтения, Народный дом, Городское и Дворянское собрания. Летними вечерами в уютном садике при Городском собрании, на Потёмкинском бульваре, в садах Лаера и «Отрада», а также в Александровском парке играли духовые оркестры...

Правда, как и сейчас, для посещения подобных мероприятий требовались деньги, пусть небольшие, но всё же деньги. Вот только не у всех они имелись в достаточном количестве. Так что «золотая» молодёжь Забалки, Северного и Военного форштадтов искала развлечений по своим средствам, то есть совершенно бесплатных.

Довольно часто в дореволюционной прессе мелькали публикации о проблемах, создаваемых этой молодёжью в городе. «На углу 2-й Форштадтской улицы вблизи Панкратьевского моста, - сообщала газета “Югъ” в 1904 году, - каждый вечер, в особенности в последнее время, собирается много всякого люда, который своим безобразным поведением нарушает мирное спокойствие жителей того района и не даёт свободно пройти прохожим, затрагивая последних... » Время от времени местные любители мордобития устраивали так называемые кулачки или попросту коллективные драки, в которых принимали участие достаточно много «кулачников» самого разного возраста. Чтобы не помешала полиция, местом стычек стихийно выбирали разные части города. Впрочем, иногда разогретое спиртным буйство выплёскивалось на городские улицы и разъярённая толпа начинала отыгрываться на ни в чём не повинных прохожих.

Как сообщал всё тот же «Югъ»: «В субботу, 15 января, около Клушинского моста стала собираться и постоянно всё увеличиваться толпа. Перед вечером дан был сигнал, и начались формальные, хорошо памятные старожилам “кулачки". К этому времени толпа уже достигла изрядных размеров и, не встречая никакого препятствия, стала передвигаться по направлению к городу. На всём протяжении пути продолжались свалка и потасовка. Кто бы ни встретился на пути, его бесцере монно останавливали и били».

В такие моменты местной полиции приходилось приложить массу усилий для восстановления порядка и спокойствия. Отмечу, что традиция коллективного мордобоя в Херсоне успешно пережила три революции, смену власти, а также две войны и время от времени проявляла себя в 1950-х, 60-х и даже 70-х годах. Когда широкомасштабные драки проходили меж районами города и даже между учебными заведениями, в частности между мореходными «централкой» и «рыбтюлькой».

Борцовские чемпионаты в Херсоне
Впервые с «цивилизованной» борьбой херсонцы познакомились в 1904 году. Летом того года на пустыре при пересечении улиц Соборной (Ленина) и Почтовой (проспект Ушакова) в кратчайшие сроки было возведено деревянное строение цирка Адольфа Девинье. Ещё до окончания строительства горожане были уведомлены «Югом» о том, что в скором времени здесь состоится «первый всероссийский чемпионат по французской борьбе при участии заграничных чемпионов. Борьба между профессиональными заграничными борцами на премию в 100 руб. - привислинским борцом Г. Моро и всемирным чемпионом С. Збышко (Станислав Збышко-Цыганевич. - Прим. авт.)».

Здесь, пожалуй, стоит сделать маленькое отступление, отметив, что в этот период под именем Моро выступали чернокожий борец Джо и атлет Сергей Дмитриев. Был ещё третий - «непобедимый» Александр Знаменский, который носил псевдоним Моор. Но так как никто из этих троих не подходит под инициал «Г.», не вполне понятно, кто из них присутствовал на чемпионате в Херсоне. Вполне возможно, что был ещё и четвёртый «Моро»!

Тем не менее, чемпионат стал новым, невиданным ранее зрелищем для Херсона, и неудивительно, что в цирке в течение нескольких недель был полный аншлаг. А вот подведение итогов в финале чемпионата не состоялось. В один из жарких летних дней цирк вдруг вспыхнул и сгорел дотла за каких-то полчаса. В огне погибли практически все цирковые животные и рабочий реквизит артистов... Следующих борцовских соревнований жители губернского города ждали целых три года. В мае 1907-го Херсон посетил германский цирк Генри Эрдмана, расположившийся на Ярмарочной площади (ныне площадь Свободы). Наряду с привычными цирковыми номерами Эрдман обещал херсонцам «невиданную борьбу всемирных чемпионов».

Действительно, горожане впервые воочию увидели прославленных борцов, чьи имена впоследствии вошли в анналы всемирной спортивной борьбы. В «Большом гладиаторском представлении» принимали участие: всероссийский чемпион (Аким) Глинкин, чемпион Гамбурга и Америки Джон Ребер, чемпион Кракова Ян Чарнецкий, чемпион Сербии Антонин («Великан»), Турции - Нурла (Нурлах Хасан), Бельгии - Беллинг, Франции - Вильям Робинэ, Америки - (Сальватор) Бамбула и другие.

Это сейчас перечисленные имена ни о чём не говорят современному читателю, разве что кто-то из старожилов помнит ещё смешные детские стихи о «силаче Бамбуле», но тогда... Особое восхищение херсонского зрителя заслужил Вильям Робинэ: «На голову чемпиону кладут огромную, через всю арену, рельсу, и по обоим концам вешается 30 взрослых людей. Таким образом рельса прогибается и достаёт до земли. Вес рельсы вместе с людьми-150 пудов! Робинэ предлагает 20000 франков (7500 рублей) тому, кто повторит этот номер», - писала городская газета «Югъ». Кроме того, что Робинэ стал абсолютным чемпионом борцовских поединков, он устраивал на арене настоящие бои с быком. И если первого быка он положил за 30 минут, то с последующими справлялся всего за несколько. После триумфальных гастролей в Херсоне Робинэ отправился во Владикавказ, где во время представления, сгибая 20-пудовую балку, упал на арене и умер.

И опять весьма пикантная ситуация: медали, дипломы и награды Робинэ вместе с его дамой сердца и именем прославленного атлета «унаследовал» владикавказский лудильщик самоваров, горец Хасаев, выдававший впоследствии себя за «француза Робинэ». Так что, как видим, использование чужого имени в те времена было вполне естественным явлением.

«Атлет-гастроном» показывал чудеса...
В самом начале повествования я уже говорил о том, что спортивная борьба в Российской империи возродилась в некоторой степени благодаря немецкому атлету Эмилю Фоссу. По-видимому, успех, почёт и слава, окружавшие борца, некоторым не давали покоя, потому в начале XX века на просторах Российской империи появился «Фосс-2». Некий сибирский мещанин Николаев ещё при жизни чемпиона безосновательно присвоил себе имя прославленного борца. Мещанское своё происхождение, как и настоящую фамилию, Николаев скрывал и назывался потомственным дворянином.

Новый Фосс был до безобразия огромен, тяжёл и неопрятен. Поговаривали, что своим видом он пугал соперников по арене ещё задолго до выхода. Однако чаще всего свою «богатырскую» силу Фосс демонстрировал не в цирковых поединках, а в ближайшей ресторации, где с невероятной скоростью в огромных количествах пожирал пищу. Причём, следуя своему имиджу, мнимый Фосс никогда и ни за что не платил. Поистине его «гастроли» по городам были настоящим разорением для владельцев заведений питания и торговцев съестным, хотя и делали заведениям своеобразную рекламу. Кроме того, в любых обстоятельствах, даже намяв бока блюстителям порядка, «Фосс» всегда счастливо избегал заключения в «кутузку», ибо местная полиция понимала, что пришлось бы кормить этого известного обжору-атлета, но какой казённый бюджет это смог бы выдержать?

Гастроли сибирского Фосса по Херсонской губернии, сопровождавшие его скандалы неизменно находили своё отражение в местных газетах. Рестораторы же с ужасом ожидали приезда в город прожорливого клиента. Но как ни рвался великан-обжора совершить турне в Херсон, в столицу губернии, к чести городского полицмейстера, его так и не пустили. Поговаривают, что портовой и железнодорожной полиции было дано негласное приказание пресекать желание Фосса высадиться в Херсоне. За авто и экипажи полицмейстер был спокоен, так как длительной тряски по грунтовым дорогам организм «атлета» не переносил, да и вряд ли нашлось бы какое-либо наземное средство передвижения, выдержавшее эту слоновью тушу. Ибо обычно для поездки по городу Фоссу подавали усиленную пролётку. А вот в соседней Одессе Фосс таки побывал...

Обжора-Фосс в Одессе и других городах
«“Фосс приехал! " - и скоро по пятам за знаменитостью тащился целый хвост любопытных, - писала херсонская газета “Югъ”. - Несмотря на жару (что в особенности должен испытывать в такой зной свыше 320 кг великан?), Фосс оказался одетым по-зимнему. Поверх обычного костюма - полушубок. Поверх этого - ещё “помещичий" плед. Шея обвязана большим толстым шарфом, а на ногах - зимние калоши. Через некоторое время Фосс очутился за буфетным столом и стал уничтожать всё, что глаз видел. Процесс еды длился с 6 часов утра до 12 часов дня. Взяв в дорогу из буфета два жареных барашка и прочие “дорожные мелочи”, Фосс, не расплачиваясь, вышел на вокзальную площадь. Извозчики, увидев великана, шарахнулись в стороны. Фосс обещал на этот раз “в виде исключения" заплатить».

Курьёзную информацию о разъезжавшем по городам империи «атлете-гастрономе» можно было обнаружить почти в каждой газете страны. Информация разнилась лишь количеством съеденного обжорой да интенсивностью устроенной им драки с полицией. Так, по сообщению газеты «Раннее утро»: «В буфете вокзала в Грозном Фосс проглотил 4 жареных курицы, 3 порции супа, 4 порции молока, несколько бутылок ситро и 4 стакана чая».

«Известный на всю Россию своим поведением Фосс недавно посетил Пятигорск и пробыл здесь около трёх дней. Заняв номер в одной из лучших гостиниц, скандальный богатырь, одним своим видом и криками наведший панику на служащих гостиницы, потребовал себе два самовара, три кровати и т. д. Подача двух самоваров и трёх коек не успокоила известного буяна, и он продолжал кричать и ругаться на весь коридор. Причём навёл ужас на своих соседей по номеру. Прибывший в гостиницу помощник пристава только угрозой взломать дверь смог проникнуть к нему в номер. На уговоры Котиева буйный великан ответил согласием уехать из Пятигорска на следующий день. Но не уехал и снова продолжал скандалы. Только взяв “отступное”, Фосс уехал. Отъезд сопровождался выходкой. Фосс изорвал всё бельё, бывшее в номере, одеяло, подушки, изломал стулья»...

Неадекватное поведение великана со временем приняло ещё более опасные для окружающих формы. «Для предупреждения каких-либо безобразий со стороны Фосса были мобилизованы все станционные стражники и жандармы. Кольцом стояли они вокруг зала, где находился Фосс». Наконец, в июне 1913 года, после очередного скандала и погрома, с превеликим трудом великан был препровождён в больницу для душевнобольных, а ещё через пару дней можно было прочитать в газетах: «Как было запротоколено, Фосс съел десять тарелок супу, столько же тарелок рагу, киселя и выпил 18 стаканов чаю. В больнице он уже несколько дней и всё ещё ни разу не раздевался. Все попытки отвести его в ванную пока не привели ни к чему».

Похоже, из больницы великан псевдо-Фосс так и не вышел... Довольно скоро газетные описания буйств его в больнице читающей публике наскучили и о великане-обжоре и дебошире забыли. Уже перед самой германской войной в херсонских газетах промелькнуло сообщение, что городская управа выделила участок земли на Карантинном острове для устройства фабрики по производству бумаги некоему предпринимателю Фоссу. Но это, конечно же, был совершенно иной человек, не имевший никакого отношения ни к борьбе, ни к публичным безобразиям лже-Фосса...

Александр Захаров
Джерело: «Гривна-СВ».- №8 (900).- 21.02.2019.- стр.13

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.