on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новини регіону

26.07.2021, 16:01

Всеукраїнський фестиваль «Буря в пустелі»: на Херсонщину приїхали 150 екіпажів з різних областей

  На Херсонщині три дні тривав всеукраїнський фестиваль "Буря ...
26.07.2021, 13:22

Після карантинної перерви мотофестиваль «Тачанка» зібрав прихильників у Каховці

    Чотирнадцятий міжнародний мотофестиваль «Тачанка» ...
26.07.2021, 11:15

Новокаховські кришталеві фонтани приваблюють туристів міста

    Новокаховські кришталеві фонтани приваблюють туристів ...
> Персоналії > КУЛЬТУРОЛОГІЯ > Хміль Віктор Адольфович > У Херсоні повинні були будувати гідролітаки і навчати пілотів

 

В Херсоне должны были строить гидросамолёты и обучать пилотов

Удивительно, как всё порой в этой жизни взаимосвязано, стоит лишь отыскать ниточку, за которую надо потянуть, чтобы размотать весьма запутанный клубок различных судеб и временных событий. Вот, скажем, случайно всплывшее в разговоре имя лётчика периода начала прошлого века Андрея Быкова, скорее всего, никогда не бывавшего в нашем городе, выявило некоторое отношение его к Херсону

Начну с того, о чём уже известно нашим читателям из предыдущих публикаций в исторической рубрике газеты «СВ»: буквально за год до событий 1917 года, перевернувших всё с ног на голову и расколовших мир на две неравные, враждующие части, в Херсоне собирались строить военные самолёты. И это всего лишь спустя шесть лет после первого и, надо сказать, весьма неудачного знакомства херсонских обывателей с авиацией.

Напомню, что прибывший с гастролями в Херсон в октябре-ноябре 1910 года 16-й по счёту дипломированный пилот самодержавной империи Николай Костин после длительного ожидания подходящей погоды, положившись на свой опыт, решился таки демонстрировать полёт в один из неподходящих для авиашоу ветреных дней ноября. Не учёл отважный авиатор капризов и перемен специфической ноябрьской погоды в Херсоне.

При заходе на посадку с пассажиром, секретарём губернского правления Рюминым, резкий порыв ветра опрокинул самолёт, и тот врезался носом в канаву на краю демонстрационной площади. По совершенно счастливой случайности пилот и пассажир отделались лишь лёгкими травмами, а вот летательный аппарат был безнадёжно испорчен. Забегая вперёд, отмечу, что в дальнейшем губительный для лёгких и несовершенных самолётов ветер сыграет в нашей истории ещё одну весьма трагическую роль.

После произошедшей на глазах у всего Херсона катастрофы впечатления херсонцев, ожидавших обещанного чуда полётов и покорения человеком воздушной стихии, были серьёзно омрачены, причём настолько, что вслед за аварией в прессе начались споры о том, есть ли у авиации будущее. И вот спустя шесть лет, в средине 1916 года, по городу прошёл слух, что Военное министерство разработало и высочайше утвердило проект устройства в Херсоне военно-авиационной школы, рассчитанной на 150 офицеров и 1500 нижних чинов. То есть новая авиашкола сулила стать одним из самых крупных учебных заведений в городе. Кроме того, на арендованной у города земле предполагали устроить аэродром и завод, который должен был специализироваться на постройке гидропланов - аппаратов, способных садиться и взлетать с водной поверхности. К осуществлению этих грандиозных планов должны были приступить уже в начале весны 1917 года, после того, как будет решен вопрос отведения в аренду подходящих участков земли в Херсоне.

Пока же велись переговоры с городской думой и решались различные организационные вопросы, в частности подборка кадров для новых авиаучреждений. В качестве начальника одного из будущих школьных отделений называли первого выпускника Бакинского отделения офицерской школы морской авиации прапорщика Андрея Быкова. К этому времени послужной список прапорщика Быкова, до германской войны студента кораблестроительного факультета Санкт-Петербургского политехнического института, был уже достаточно весом: участие в боях против турок в Загорохории (Греция), был награждён Георгием 4-й степени.

В марте 1915-го направлен на службу в Черноморский флотский экипаж, а спустя три месяца откомандирован в Офицерскую школу авиации отдела воздушного флота, которую окончил 11 сентября того же года, успешно сдав экзамены на звание пилота.  Следующим этапом в послужном списке Андрея Павловича стала Санкт-Петербургская офицерская школа морской авиации, куда он был направлен в числе первых слушателей-офицеров.

Стоит сказать, морская авиация империи в те времена находилась лишь в зачаточном состоянии, всё было впервые и вновь, учиться приходилось путём практических проб и ошибок. К тому же, как оказалось, дислокация школы на Балтике с её часто неблагоприятными климатическими условиями мешала учебным полётам гидросамолётов, а значит быстрому, успешному обучению лётчиков. Посему возникло логичное решение открыть сезонное отделение школы в одном из южных городов страны, где было бы достаточно незамерзающих водоёмов. Изначально рассматривали два варианта - Херсон и Баку. Однако Каспий с мягкой, тёплой зимой с положительными температурами склонил стрелку весов в свою сторону. Херсон было решено оставить про запас.

Война продолжалась, а значит, нужно было торопиться. Первая партия офицеров-курсантов, в которой был и Андрей Быков, прибыла в Баку уже 12 ноября 1915 года. Спустя же десять дней, 22 ноября состоялось торжественное освящение школы, после чего наступили суровые учебные будни. Похоже, лётный опыт, полученный прапорщиком Быковым в офицерской школе авиации, позволил ему досрочно сдать экзамены. В архивных документах Бакинской авиашколы имеется запись о сдаче Андреем Павловичем «испытания в полёте» 2-го января 1916 года. По-видимому, «испытания» пилот выдержал успешно, так как в приказе по школе, датируемом тем же числом, имеется запись о назначении прапорщика Быкова руководителем полётов с жалованием в 250 рублей в месяц.

То есть, Андрей Быков стал первым выпускником Бакинского отделения офицерской школы морской авиации и первым руководителем полётов из числа выпущенных школой курсантов. Чуть позднее начальник школы капитан 1 -го ранга Янович отмечал в рапорте на предоставление прапорщику Быкову звания поручика по Адмиралтейству его заслуги. Янович пишет о нескольких группах пилотов подготовленных Быковым, о том, что благодаря своему трудолюбию и напористости прапорщик стал весьма заметной и незаменимой фигурой в школе.

Особо отмечает Янович заслуги Андрея Павловича в устройстве и оборудовании лётных мастерских, а также снабжении школы  необходимым снаряжением. Весной 1916 года курсанты авиашколы временно,  на тёплый период, возвратились на берега Невы, где прапорщик Быков продолжил свою службу в качестве руководителя полетами и заместителя начальника школы. В конце же сентября 1916 года школа вновь вернулась «на зимние квартиры» в Баку. Начальником первого эшелона был всё тот же неутомимый прапорщик Быков. До прибытия в октябре старших офицеров к месту дислокации на Каспии он временно исполнял должность начальника школы.

Как опытный пилот-инструктор Быков продолжает обучение личного состава школы лётному мастерству и непосредственно сам садится за рычаги управления самолётом. К этому времени Военное министерство империи уже утвердилось в своём решении создания в Херсоне базы строительства гидросамолётов и школы для пилотов, в которой прапорщик Быков должен был занять одно из руководящих мест, однако планам ведомства не суждено было осуществиться.

За несколько дней до нового года морской авиатор, инструктор Быков вместе с курсантом мичманом Головкиным, выполняя учебный полёт, поднялись в воздух на гидроплане М-5. Полёт уже подходил к концу и аппарат, направлявшийся к месту посадки, стал снижаться, когда на высоте около сорока метров над землёй мощный порыв ветра обрушился на самолёт. Гидроплан, потерявший управление, швырнуло вниз, как игрушку, неуправляемый аппарат перевернулся и камнем с высоты рухнул в море...

Сразу же к месту катастрофы ринулась спасательная команда, наблюдавшая за учебным полётом, однако спасти прапорщика Быкова уже не удалось. Мичман Головкин был госпитализирован с многочисленными тяжёлыми травмами, не совместимыми с жизнью, и умер в госпитале спустя несколько часов. Как сообщала пресса тех лет, «трагедия произошла на глазах Великого Князя Дмитрия Павловича (участника убийства Распутина), осуществлявшего инспекторскую поездку по воинским гарнизонам.

Спустя три с половиной месяца, весной 1917-го, когда в стране назревал хаос безвластья и развала прежних устоев, со взлётной полосы нового херсонского аэродрома в небо впервые поднялся аэроплан Morane-Saulnier, известный как «Моран-Парасоль» (парасоль - дословно «зонтик от солнца»), пилотируемый назначенным сюда начальником аэродрома подполковником Вегинером (в будущем - начальник Харьковского авиаинспектората УНР, переметнувшийся к Деникину). А уже после первого испытательного полёта начались учебные полёты херсонских авиаторов, вот только не было среди них прапорщика Андрея Быкова, которому сулили в своё время великое будущее...

Впрочем, судьбы аэродрома, аэрошколы и завода по производству гидропланов в Херсоне оказались также совсем не завидными. В связи с тяжёлой ситуацией в стране завод в городе так и не начал свою работу. Главный военный аэродром хотя периодически проводил учебные полёты, также не смог превратиться в сколь-нибудь серьёзное предприятие. Ничего не получилось и с военной авиашколой. Весной 1918 года, перед приходом в Херсон австро-германских войск, аэродром был упразднён, а несколько имевшихся исправных самолётов пилоты перегнали в боевые части Белой армии. Причём по сохранившимся воспоминаниям одного из участников этого перелёта по крайней мере один из аэропланов, ведомый симпатизировавшим идеям большевизма пилотом, перелетел к красным.

Р. S. Что же касается взаимосвязи и ниточки, за которую стоит только потянуть, чтобы размотать весьма запутанный клубок судеб и жизненных эпизодов, о котором я говорил в начале повествования, то по прошествии сорока лет после описанных событий, уже после окончания Великой Отечественной войны, в период мирного строительства и интенсивного развития крупных промышленных предприятий в стране, а именно в январе 1955 года, приказом Главного управления хлопчатобумажной промышленности из города Иванова в Херсон на строившийся хлопчатобумажный комбинат в качестве заведующего ткацким производством прядильно-ткацкой фабрики № 1 был переведён инженер Анатолий Быков - племянник авиатора Андрея Быкова. Впрочем, это уже совсем другая история, не имеющая к авиации никакого отношения.

Александр Захаров
Джерело: «Гривна-СВ».- №41 (933).- 10.10.2019.- стр.13

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.