on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Новости региона

18.06.2021, 11:55

У Херсоні відбудеться концерт нового музичного проекту Святослава Вакарчука «Оранжерея»

15.06.2021, 15:39

У липні херсонці зможуть відвідати фестиваль театрів "Молоко"

15.06.2021, 15:36

У Херсоні учасники аукціону знайомились зі своїми ролями у виставі "12 стільців"

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > За образование надо было платить: за что и сколько?

 

За образование надо было платить: за что и сколько?

Ну вот, как говорится, всё возвращается на круги своя. И похоже, уже давно наши общеобразовательные школы, миновавшие этап советского всеобщего бесплатного обучения, возвратились к своим дореволюционным (1917 года) истокам, когда обучение было платным. Хотя всё так же в Конституции Украины не отменена статья 53, которая гласит: «Держава забезпечує доступність і безоплатність дошкільної, повної загальної середньої, професійно-технічної, вищої освіти в державних і комунальних навчальних закладах...» и так далее

Только то, что ныне творится с поборами в «бесплатных» общеобразовательных учреждениях нашей страны, как-то язык совсем не поворачивается назвать «безоплатністю». Интернет полон сообщениями о том, как с родителей, в частности будущих первоклашек, требуют весьма кругленькие суммы на приобретение новых парт, классного оборудования или на ремонт класса. С одной стороны, оно и понятно: вконец обнищавшее государство, наплодившее бессчётное количество миллионеров, просто не в состоянии в достаточном объёме финансировать общеобразовательную сферу, да и не только её.

А в прошлое дореволюционносамодержавное время всем было предельно ясно, за что платить и сколько. Чтобы убедиться в этом, вернёмся, скажем, лет на 150 назад и откроем один из номеров «Херсонских губернских ведомостей» за 1865 год, где читаем: «От директора Херсонской губернской гимназии. На основании 83 параграфа Высочайше утверждённого 19-го ноября 1864 года устава гимназий и прогимназий и разрешения г. попечителя Одесского учебного округа плата за содержание воспитанников в пансионе при Херсонской гимназии с 1-го июля сего года назначена вместо 230 руб. по 250 руб. в год за каждого, сверх единовременного взноса на первоначальное обзаведение их».

Заметьте, это касается не платы за обучение, а пока только содержания ребёнка в пансионе при гимназии. В те далёкие времена гимназии и начальные школьные заведения существовали далеко не в каждом населённом пункте страны, а посему многие родители были вынуждены отправлять своих ненаглядных чад на обучение далеко от дома, с проживанием либо в пансионе при учебном заведении, либо на частной квартире. Естественно, более предпочтительно было проживание гимназиста под «крылом» воспитателей в пансионе при гимназии, где дети были обеспечены 3-4-разовым питанием, чистой постелью, надзором за приготовлением уроков и проведением здорового свободного досуга. Несомненно, 250 рублей в год за проживание в пансионе были большими деньгами, ведь за «сотенную» в те времена можно было и рысака приличного купить, а за 30-40 рубликов выторговать славную рабочую крестьянскую лошадку, но будущее ребёнка требовало вложений уже на этом этапе. Впрочем, за вычетом каникулярных дней, составлявших тогда немногим менее трёх месяцев, содержание в пансионе ученика обходилось примерно рубль двадцать в день - что, с учётом питания, услуг прачечной и контроля, не так уж и дорого.

Был, правда, ещё некий «единовременный» взнос «на первоначальное обзаведение» учащихся. Это значит, что эти средства пансион тратил на закупку для учеников по несколько комплектов постельного белья, посуду и прочие мелочи, необходимые для жизни, но никак не на приобретение кроватей, мебели, замену окон и ремонт помещения. Единовременный взнос укладывался рублей в 20-25 в зависимости от возраста учеников. Итого уже набежало 275 рублей.

Далее вновь вернёмся к официальному документу директора Херсонской губернской гимназии: «Плата за обучение с 1 июля сего года на основании журнала г. министра народного просвещения от 6-го марта сего года за № 14 определена: с учеников гимназии низших четырёх классов - по пятнадцати рублей в год, а в высших трёх (5-7 кл.) - по двадцати руб. в год. Та и другая плата взносится по полугодно вперёд, в течение июля и августа, января и февраля».

То есть только родителям иногородних учеников приходилось тратить довольно приличную сумму в три сотни рублей в год на обучение своего отпрыска. Можно было, конечно, найти частную квартиру для школьника и за «красненькую», то есть за десятку в месяц, без столования, однако тогда ребёнок был обречён на сухомятку и жизнь впроголодь, да и надзора за ним практически никакого. Городским гимназистам было куда как проще - всего 15-20 рублей в год за обучение и проживание в привычной для них среде, вместе с родителями. Правда, в 1868 году плата за обучение официальным распоряжением г. министра народного просвещения была поднята на целых пять рублей и составила 20 и 25 руб. соответственно.

В сельских земских школах с четырёхклассным образованием плата за обучение была меньшей и составляла от 7 руб. 30 коп. до 10 рублей в год. Дорого? Конечно, смотря для кого. Для чернорабочего или неквалифицированного подсобника с дневным жалованием в 1 руб. 50 коп. сумма «кусачая», для высококвалифицированного же рабочего-специалиста промышленного предприятия с заработком от 4 руб. 50 коп. и выше - уже никаких проблем.

А вообще, с точки зрения нашего времени, с зарплатой тогда творилась явная неразбериха. Скажем, как могла выживать семья младшего полицейского при жаловании главы семейства в 150 рублей в год, минус 20-25 рублей на одного ребёнка-гимназиста? Однако основными составляющими зарплаты были дополнительные выплаты, те же «квартирные», когда семье предоставлялось бесплатно казённое жильё или отпускались средства на наём частной квартиры, средства на отопление жилища и так далее. К тому же «капала копеечка» за выслугу лет, премия «за безупречную службу», а иной раз официально перепадало и от «благодарных пострадавших» за оперативную работу по раскрытию преступления или задержание преступников. А если еще что-то «брать на лапу»... Вот и выходит, что на свои 150 годовых младший полицейский мог вполне безболезненно содержать своих детей в гимназии.

Впрочем, одной лишь платой за обучение дореволюционная гимназия не обходилась. Гимназисту требовалась ещё гимназическая форма одежды установленного образца, а так как, согласно правилам поведения и уставу учебного заведения, учащийся должен был всегда и везде находиться одетым по форме, то одним её комплектом было весьма сложно обойтись. Ещё одна «разорительная» статья расходов-учебники, тетради, ручки, карандаши и прочий вспомогательный и расходный материал. Впрочем, здесь была возможность слегка сэкономить, купить подержанные учебники у уже прошедших классный курс. Это обходилось дешевле и практиковалось повсеместно.

Стоит отметить, что в начале XX века система образования претерпела ряд серьёзных изменений. Уже в 1903 году был представлен проект замены прежнего раздельного обучения девочек и мальчиков совместным обучением, правда, только в начальных четырёх классах школы. В высших классах повзрослевших детей следовало обучать раздельно. Эта же реформа предусматривала поэтапный переход ко всеобщему образованию к 1920-му году. Конечно, здесь главным вопросом оставалось финансирование обучения учащихся низших, малообеспеченных слоёв населения, которое государство предполагало взять на себя, построив целый ряд модернизированных государственных школьных зданий по разработанному уже типовому проекту и значительно расширив базу подготовки народных учителей.

Реформа начала века коснулась и форм внеклассного обучения, скажем, дополнительных занятий по изучению иностранных языков. Интересно, что к подобным внеклассным занятиям не допускались ученики ниже 4-го класса или имеющие неудовлетворительные оценки по русскому языку и математике. Справедливо полагая, что преподаватель тратит своё личное время, которое, несомненно, должно быть оплачено, министерство регламентировало причитавшееся вознаграждение учителю: не выше 20 копеек в час с каждого ученика. В пересчёте на существовавшие тогда цены за 20 копеек можно было купить 2 кг печёного хлеба или 0,5 кг мяса первого сорта.

Потребовав себе вознаграждение на копейку выше, учитель рисковал остаться не просто без работы - запись о неблагонамеренности в послужном списке, несомненно, сказалась бы впоследствии при начислении пенсии, так как о «безупречной службе» речь уже не могла идти. Совсем немаловажным было и то, что в конце каждого отчётного года Губернская земская управа подготавливала и издавала отдельным томом отчёты по вверенным ей областям деятельности, в том числе и по народному образованию в Херсонской губернии, с которыми мог ознакомиться каждый желающий. Причём в отчётах подробно указывались даже истраченные копейки, а сама книга отчётов была неподъёмной и толщиной в 12-15 сантиметров.

Конечно, в жизни случаются всякие обстоятельства: бывало, что семья, из последних сил пытавшаяся дать образование ребёнку, по тем или иным причинам исчерпывала имевшиеся средства. Чтобы помочь «недостаточным» ученикам, учебные заведения, при всей строгости своих правил, устраивали музыкальные вечера-гулянья, зачастую с благотворительными аукционами, одобренными школьным начальством, собранные при этом средства шли в поддержку несостоятельных. Благодаря подобному подходу, дети уже тогда учились сочувствовать и помогать ближнему, попавшему в беду. Причём подробные отчёты о подобных акциях с указанием собранных сумм, обязательно попадали на страницы газет и становились достоянием широкой публики. Так что об утайке некоторых средств нечистыми на руку людишками речь уже идти не могла.

Немалую роль в помощи нуждающимся ученикам играли и меценаты, учреждавшие при учебных заведениях свои личные стипендии. Так, один из самых известных херсонских меценатов Пётр Соколов имел несколько десятков стипендиатов в разных учебных заведениях, кроме того, им была учреждена помощь «недостаточным невестам православного вероисповедания», которой по жребию удостаивались 7-8 девушек, собиравшихся выйти замуж. А ещё в период больших церковных праздников Соколов на свои личные средства одевал детей сиротского приюта и кормил бедных.

В 1-й Мариинско-Александровской женской гимназии её директриса Софья Игнатьевна Гозадинова учредила восемь стипендий для беднейших учениц. С ростом выделенного для этой цели капитала число стипендиаток возрастало. Было немало и других меценатов, не скупившихся на подобные благотворительные цели, причём без всякого с их стороны «пиара», зачастую остающихся неизвестными.

Это я ещё не сказал о том, что благодаря поддержке меценатов у учеников местных учебных заведений появлялась возможность посещать с экскурсиями, под руководством преподавателей, соседние города Одессу и Николаев, а также передовые помещичьи хозяйства в Херсонском уезде с целью ознакомления с сельскохозяйственным производством. Ну а несколько групп учащихся сельхозучилища смогли не раз побывать и за границей, в частности в Египте.

Такой была в прошлом изрядно обруганная советскими идеологами платная школа, с которой наша нынешняя условно бесплатная как-то не идёт ни в какое сравнение.

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №27 (971).- 02.07.2020.- стр.13

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.