on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Новости региона

23.06.2021, 12:09

До Херсона їде фотовиставка «Обличчя нових громад»

18.06.2021, 11:55

У Херсоні відбудеться концерт нового музичного проекту Святослава Вакарчука «Оранжерея»

15.06.2021, 15:39

У липні херсонці зможуть відвідати фестиваль театрів "Молоко"

> Темы > Литература > Из истории литературного Херсона > «Знаю я, что к могиле моей не придут...»

«Знаю я, что к могиле моей не придут…»

«Хорошо умереть в беспощадной борьбе
С произволом, насильем и злом.
Умирая, смеяться в лицо злой судьбе,
А не падать в прах пред врагом...»

Так писал узник херсонской каторжной тюрьмы, молодой пролетарский поэт Алексей Гмырёв. Его именем названа одна из маленьких улочек Херсона, расположенная вблизи бывшего «Тюремного замка».

Детство юноши, полное лишений, прошло в Смоленске. После смерти матери, а затем и отца Алексей оказался без средств к существованию, в совершенно бедственном положении. Вследствие чего не смог окончить шестиклассное училище и был вынужден переехать к брату в Николаев, где поступил учеником слесаря на судостроительный завод «Наваль». Тогда же 15-летний паренек сблизился с революционерами, искренне принял идею о светлом будущем и написал свои первые стихи. Почти во всех стихах юноши присутствует мотив самопожертвования и самоотречения во имя революционной идеи, которой он оставался верен всю свою короткую жизнь. Николаевский период его жизни охарактеризовался обучением в марксистском кружке, вступлением в РСДРП и участием в политической деятельности партии, за что Алексей несколько раз подвергался арестам. Правда, особых улик против юноши не находили и его до поры освобождали, устанавливая негласную слежку. Неопровержимые доказательства его подпольной политической деятельности обнаружились 13 февраля 1905 года. В этот день при обыске в квартире поэта были найдены свыше 100 большевистских листовок с его стихами. Поэта арестовали и заключили на 4 месяца в тюрьму, с дальнейшей высылкой на жительство в Архангельскую губернию. Однако летом 1906 года Гмырёв из ссылки бежал и объявился в Елизаветграде (Кировоград), где был задержан местной полицией и препровожден в херсонскую тюрьму. Губернская тюрьма или, по-иному, «Тюремный замок», занимала место в пределах современных улицы Карла Маркса и проспекта Ушакова, напротив памятника Джону Говарду, который тогда стоял на большой и запущенной площади. Следствие по делу поэта длилось около двух лет. Наконец 26 января 1908 года был вынесен вердикт: 6 лет и 8 месяцев каторги.

Еще в начале русско-японской войны 1904 года по Высочайше утвержденному решению МВД численность каторжников, отправляемых по этапу на сибирские рудники, значительно сократили. Поэтому для отбывания наказания Алексей Гмырёв был переведен в херсонскую временную каторжную тюрьму (бывшее здание арсенала по улице Перекопской). Будучи уже тяжело больным туберкулёзом, закованный в кандалы по правилам содержания в подобных исправительных учреждениях юноша продолжал писать полные неиссякаемой энергии стихи. В дальнейшем, уже в советское время, небольшая часть стихов миновавших тюремные преграды, была опубликована отдельным сборником и даже положена на музыку талантливыми композиторами Дмитрием Шостаковичем и Маргаритой Кусс.

Поэта не стало 11 сентября 1911 года …

Похоронили Алексея Гмырёва и двоих умерших накануне арестантов на заросшем травой и кустарником арестантском участке городского кладбища. Лишь спустя несколько дней после похорон невеста поэта – Мария Козлова – с помощью служителей смогла отыскать его могилу. Однако кроме неё этот могильный холмик уже никого не интересовал. Даже тех, с кем Гмырёв боролся против существующего строя. Сбылось стихотворное пророчество поэта:
Знаю я, что к могиле моей не придут
Ни друзья, ни слепые враги…

Александр ЗАХАРОВ
Гривна .- 09.07.2009 (стр. 15)

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.