on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.01.2019, 11:04

Январь-2019

Дзвенять у відрах крижані кружальця. Село в снігах, і стежка ані руш. Старенька груша дихає на пальці, Їй, певно, сняться повні жмені груш. Їй сняться хмари і липневі грози, Чиясь душа, прозора, при свічі. А вікна сплять, засклив мороз їм сльози. У вирій полетіли рогачі. Дощу і снігу наковтався комин, і тин упав, навіщо городить? Живе в тій хаті сивий-сивий спомин, улітку він під грушею сидить. І хата, й тин, і груша серед двору, і кияшиння чорне де-не-де, Все згадує себе в свою найкращу пору. І стежка, по якій вже тільки сніг іде... (Ліна Костенко)

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Новости региона

16.01.2019, 10:38

“Краща книга Херсонщини”

16.01.2019, 10:18

Дом-музей превращается в руины

От одного из самых оригинальных музеев Херсонщины вскоре может остаться... ...
16.01.2019, 10:16

“Кам`яні вишиванки” – у центрі скандалу

Американцы на Херсонщине

Херсонщина – многонациональный край. В Украине много областей, где живут разные национальности. Но у нас своя специфика, весь наш интернационал – переселенцы, включая русских и украинцев. Переселенцы немцы, поляки, белорусы, евреи и даже шведы – более или менее нам известны, а вот выходцы из США…

Оказывается, были и такие. Парадоксальность в том, что обычно искать лучшей доли отправляются в Америку – “страну равных прав и возможностей”, в страну, где собирались “униженные” и “оскорблённые” со всего Старого Света. Каким же ветром занесло смельчаков из Филадельфии, решивших в начале ХХ века “плыть против течения” и окончить свою жизнь и жизнь своих детей и внуков среди пыли и грязи в глухих херсонских колхозах?

Это не сюжет фантастического рассказа. Хотя, может, и так. Мистики хватает. В сельском музее села Чернянка Каховского района представлен ряд неопровержимых свидетельств – личные вещи первых переселенцев из Америки, копии архивных дел. Да что там, потомки американцев и ныне ходят по улицам Чернянки. Хотя их уже не отличишь, даже фамилии у них теперь “наши”.

Чернянка известна первыми русскими футуристами, которые в начале ХХ века работали в ней. Здесь жила семья художника-авангардиста Давида Бурлюка, который с приходом Советской власти эмигрировал в Америку. “Футуризм” Бурлюка в искусстве шёл в ногу с революционным движением, и сам Бурлюк приветствовал Октябрьскую революцию. Свою эмиграцию, смерти и аресты родных, он объяснял лишь нелепым стечением обстоятельств. И уже работая в Нью-Йорке, всячески продолжал пропагандировать молодое Советское государство. В 1929 году он писал:

“Теперь к 20-летию футуризма необходимо требовать постановки памятника в бронзе – зачинателям “Первого искусства Революции Пролетарской”; Основания музея пролетар-футуризма в Советском Союзе. Правильной оценки всего движения.

20 лет футуризма – в каждом произведении современного ищущего искусства!

20 лет футуризма в каждом сердце истинного строителя новой жизни...

20 лет футуризма в юности СССР. Великой стране Ленина...

20 лет футуризма – двадцать Нью-Йорков на уездном кладбище русской литературы…”

Можно только представить себе пропагандистскую машину Советского Союза в Америке, и тогда станут понятными мотивы несчастных американцев, чистосердечно поверивших в социалистическое будущее планеты, и покинувших демократическую страну. Семья Майер из Филадельфии среди других 42 американцев переехала в Союз в 1923 и поселилась в Чернянке в 1924 году. Отец семейства Георг Майер был немцем, который родился в Венгрии, жил в Америке и переехал в Советский Союз. Такое путанное происхождение не уберегло его от обвинения в шпионаже и расстрела в 1937 году.

Его жене Джулии и 4 детям повезло больше, если можно так сказать. По крайней мере, они остались живы. Все американцы были членами коммуны “Эхо”. Объединившись с двумя другими – Чернянской коммуной и коммуной “Новый быт”, прибывшей из Сибири, была образована коммуна с объективным названием “Коммунистический интернационал”. Одна из дочерей Майеров София даже заслужила впоследствии орден Трудового Красного знамени. Правда фамилия “под награду” у неё уже была по мужу – Рябенко. В школьном музее Чернянки можно увидеть фотографию семьи Майер перед отъездом из Америки. Трудно себе 

представить эти лица в херсонском селе. Впрочем, и наши сёла тогда выглядели совсем не так. В них возвышались еще не разрушенные помещичьи экономии с устоявшимися правилами, с определённой культурой работы на земле, со всеми хозяйственными постройками. И потом, в Чернянке поселилось целых 25 американских семей. Чернянка, по крайней мере, в межвоенный период была солидным и вполне цивилизованным хозяйством, имея такую солидную дореволюционную базу, как имение графа Мордвинова.

Среди других вещей Майеров привлекают внимание печатная машинка “Olympia” и сундук, привезённые из Америки. Сундук прямо таки совсем “не наш”. Вроде и форма привычная и размеры, но детали! – кожа, металлические бляхи-накладки, уголки, замок, в конце концов… Сохранился в Чернянке и дом, в котором жили Майеры до войны. Дом как дом, небольшой, неприметный. Но когда знаешь его историю, то и воспринимаешь его иначе. Да и Чернянка теперь стала для нас американским селом. Чернянец Давид Бурлюк умер в Нью-Йорке в 1967 году, американка София Майер прожила жизнь в Чернянке и умерла в1979. Что общего в этих кардинально разных судьбах! Связывает их даже не Чернянка. Бурлюк в предисловии к своему американскому сборнику стихов “Полвека” эту связь выразил так:

“21 июля 1931 года мне исполняется 50 лет. В течение 10 лет в Соединенных Штатах стоял на страже интересов Советского Союза, своим пером журналиста борясь за признание Страны рабочих и крестьян... На грани половины века я шлю свой привет родной семье советских писателей и художников, так как с первых дней Октября шел с ними в ногу, выступая против богачей за права бедноты... Некоторые люди не признаются и совершенно не оцениваются при жизни, я примирился с явлением этим, выпавшим, как видно, на мою долю. Сохраняю спокойствие. Теряю не я один”.

Майеры сохраняли спокойствие, хотя, по большому счёту и не были признаны. Они беззаветно были верны идее. Они совершили идейный поступок, на который едва ли пойдут современники-материалисты. Они были романтиками ХХ века.

Сергей Дяченко

http://vgoru.org/index.php/all-news/society/item/12753-amerikantsy-na-khersonshchine

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.