on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.11.2020, 10:46

Ноябрь-2020

Мне мил ноябрь - предшественник зимы, Хоть самодур и нравом переменчив, С дождём и снегом, властью ранней тьмы, При свете фонарей почти застенчив... Люблю туманы, хруст подстывших луж, Незрячесть к лицам, дом с горячим чаем Ноябрь суров и сентиментам чужд, Скуп на цвета... Но так порой отчаян! Вдруг впустит солнце. И оно, спеша, День рассветит, раскрасит, отогреет... Весна - и только. Вот тогда Душа Вся встрепенётся и ...зазеленеет Алла Мироненко

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Новости региона

27.09.2021, 14:11

У Херсоні відбудеться фестиваль LEGIO Historica

27.09.2021, 14:00

На відкритті театрального сезону в Херсоні презентують виставу за п’єсою іспанського драматурга

24.09.2021, 14:18

Придбали ролі на аукціоні та готуються до вистави. У Херсоні пройшла репетиція акторів-аматорів

> Темы > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Благотворительность в Таврии > “Другого такого парня не найдешь!”

“Другого такого парня не найдешь!”



Этой самоаттестацией своего героя завершает книгу Надежда Данилевич. Что правда, то правда: не найдешь!

Наталья Зильберштейн, вдова Ильи Зильберштейна, на презентации этой книги в Государственном историческом музее рассказала о том, как в 1975 году ее муж приехал по поручению Библиотеки им. Ленина на аукцион “Сотбис” в Монте-Карло, где продавалась русская коллекция книг Дягилева-Лифаря. Из-за сложностей с выездной визой он приехал, когда книга ХVIII века, которая интересовала библиотеку, была уже продана. Впрочем, денег на ее покупку в любом случае ему было выделено недостаточно. В отчаянии Зильберштейн бросился к человеку, купившему уникальное издание. И, выслушав его, тот... подарил ему раритет петровских времен, добавив на чистейшем русском языке: “Скажи, что это подарок от одного русского, который помнит и любит свою Родину, несмотря на то, что нас выгнали, имущество отобрали, а бабушку расстреляли”. Этим меценатом был Эдуард Александрович Фальц-Фейн, потомок двух знаменитых родов России – Фальц-Фейнов и Епанчиных, лихтенштейнский барон. Подарок России книги ХVIII века – первый из его даров России. Но отнюдь не последний...

В 1975 году книга о его жизни, изданная в России, показалась бы абсолютной фантастикой. (Барон Фальц-Фейн и визу-то в СССР смог получить только в качестве президента Олимпийского комитета княжества Лихтенштейн.) Сегодня эта фантастика выглядит солидным историческим трудом. Во-первых, потому, что, в отличие от обычных мемуаров, жизнь русского аристократа обязательно включает и жизнь предков. А значит, солидная часть книги открывает нам и нашу собственную историю, где, к примеру, была Наваринская битва, в которой участвовали братья Епанчины, предки барона по материнской линии; где был уникальный заповедник Аскания-Нова, созданный предками барона со стороны отца. Во-вторых, потому, что сам Эдуард Александрович, которому в сентябре исполнилось 88, успел многое повидать на своем веку. И его рассказы о русской колонии в Мюнхене, о потомках Пушкина, Стравинского, Шаляпина, о встречах в Спортивном клубе в ресторане “Maxim’s”, где бывали Серж Лифарь и Жан Кокто, Морис Шевалье и Роми Шнайдер, о своих друзьях и современниках Рудольфе Караччоле (легенда “Формулы-1” 30-х годов), Вере Кальман, о художнике Иване Мясоедове (сыне знаменитого передвижника) рисуют историю ХХ века в лицах. В этой книге можно найти и совсем неизвестные в России страницы истории – о том, например, как в мае 1945-го границу Лихтенштейна пересекли 500 русских в немецкой форме под трехцветным флагом. Остатки первой русской национальной армии германского вермахта искали в нейтральном княжестве политического убежища.

От академических трудов эту книгу отличает ясная живость изложения. Недаром нынешний “король сувениров” (как зовут барона в Лихтенштейне), чьи рассказы и архивы легли в основу книги Надежды Данилевич, был до войны известным спортивным журналистом. И еще – пристрастное, какое-то сердечное отношение барона Фальц-Фейна к истории, когда сохранение могил дочерей Достоевского, или создание памятника Суворову в Альпах, или возвращение архива об убийстве царского дома Романовых в Россию кажутся делом личным, определило удивительную интонацию этой книги. Теплую и одновременно энергичную.

Литературная газета
№ 1-2 (5817) 10-16 января 2001 г.

Надежда Данилевич. Барон Фальц-Фейн. Жизнь русского аристократа.
М., “Изобразительное искусство”, 2000. – 231 с.
Ж.В.

http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg01-022001/Literature/art8.htm

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.