on-line с 20.02.06

Арт-блог

05.10.2020, 11:27

Октябрь-2020

Золотые капли октября Соберу в сверкающие звенья. Разреши поцеловать тебя Посреди случайного мгновенья. Я поглажу волосы твои… Стало небо пасмурным и влажным. Этот мир придуман для двоих — Остальное, в сущности, — не важно.  П.Давыдов  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новости региона

23.10.2020, 11:17

Цех для виробництва сучасного мистецтва або Музей майбутнього в минулому. Фото

21.10.2020, 14:33

Херсонські учні провели акцію “Синдром сонця”. Фоторепортаж

15.10.2020, 14:10

Гончарівка бере участь в Європейському тижні місцевої демократії

> Персоналии > Визуальное искусство > Кидер Феликс > Мастер экслибриса Феликс Кидер

Мастер экслибриса Феликс Кидер

01.01.2005

Творческое наследие заслуженного художника Украины Феликса Кидера велико и многогранно. Понять и оценить его произведения, определить объем тех задач, которые он ставил перед собой помогает его творческая концепция: "Для меня манящей целью есть определение сущности, свойственной окружению, в котором я живу: солнечный свет, равнины, степи, курганы, каменные знаки на них, мастерство тех, кто их создал… Они уже тогда понимали, что там, где постоянно плывут облака, где от горизонта неутомимо шествует солнце, колеблются от ветров травы и деревья, передвигаются люди, стада животных, летят птицы, происходит непрекращающееся изменение форм…

Каждый предмет в степи несет в себе символическое знаковое содержание" (первая публикация в альбоме "Феликс Кидер", - Херсон, "Надднипряночка", 2003г. – стр. 103).
В этих строках содержится творческая и гражданская позиция Ф.Кидера. Историю Херсонщины – Гилеи в определении часов Геродота и современную жизнь края художник воспринимал в эволюционном развитии.

В произведениях мастера страницы скифского прошлого, мифологические и старозаветные сюжеты, современные события отображены в критической авторской оценке интеллектуального широкообразованного человека.
Обычный раздел произведений по видам искусства для наследия Ф.Кидера не свойственен. Его работы определяются движением взаимообусловленных тематических идей, которые он развивает в разных видах изобразительных искусств. Специфические особенности живописи, графики, скульптуры художник использует как способ передачи образно-пластического решения "бесконечной текучести форм".

Идею, сформированную в одном материале, он продолжает развивать в других формах пластических искусств. Поэтическое изображение херсонских степных просторов в картине "Над степью" (2000г.) трансформируется в образе экслибриса для Ю.П. Шепелева. Мифологический мотив в мелкой пластике "Похищение Европы" (2002г.) (шамот и резьба по дереву), трансформируется в книжный знак для Ж. Шоссена "Над Элладой" (2001г.) и для А. Матросова "Похищение" (2002г.). Одноименные скульптуры "Одиссей и сирены" (2002г.) содержанием дополняют друг друга.

Програмнным замыслом Ф. Кидера в последнее десятилетие его деятельности является работа над проектом "Аскания". Объединение прошлого и современного юга Украины, основанных на красоте извечных степей и фауны заповедника "Аскания – Нова", который сохраняется в проекте и сегодня. Он содержит живописные полотна "Степные галактики", "Степной дождик", триптих "Степные камни", офорт "Круглосуточность Аскании и геммы", комбинированную композицию "Асканийское время", экслибрисы для П. Нестеренко "Степ" (2001г.), для О. и М. Афанасьевых "Хранитель города. Гилея" (1999г.), для И. Шевченко "Кони" (2001г.) и др.

В наше время техника офорта постепенно исчезает из практики графиков. Ее возможности богаты и в полной мере не раскрыты. Техника Рембрандта, У. Хоггарта, Ф. Гойи, А. Цорна, М. Дерегуса, А. Данченко не должна быть утрачена современными графиками. Хранил и развивал этот трудоемкий способ гравирования Ф. Кидер.

Более двадцати лет офорт был его основным, любимым графическим приемом. Блестящий мастер рисунка, он и в офорте открыл большие возможности передачи своего мастерства, сформировал яркую, самобытную манеру гравирования, травления, печати.

Функциональность книжного знака определяется принадлежностью книг их владельцу и коллекционеру. Второе назначение существенно стимулирует развитие искусства экслибриса. В конце XIX века библиофилы, библиографы, антиквары и просто образованные люди начали создавать свои коллекции книжных знаков. Херсонщина гордится художником и коллекционером экслибрисов С. Сильванским, его исследованиями провинциальных книжных знаков первых десятилетий прошлого века.
Сейчас сеть экслибрис-клубов объединяет собирателей, профессионалов-экспертов книжных знаков и способствует конкурсно-экспозиционной и исследовательской деятельности в области художественной культуры книги.

В 1992 г. был создан Украинский экслибрис-клуб, который вошел в Федерацию интернациональной ассоциации любителей экслибрисов (FISAE). Деятельность международного объединения специалистов экслибриса способствует расширению информационного поля и популяризации творческой деятельности художников-экслибристов, формирует критерии требований к этому виду графики малых форм.

В 2000 г. FISAE разработала программу "Полезный экслибрис начала третьего тысячелетия" с определением "полезный" экслибрис – это экслибрис, владелец которого имеет на нем свое имя и активно использует его как марку собственности, "как художественное произведение для обмена и коллекционирования" (из личного приглашения Ф. Кидера на участие в V Всемирном триеннале гравюры малых форм от Французской ассоциации развития экслибриса (AFCEL)).

В интернациональный мир книжного знака произведения Ф. Кидера вошли в 1998 г. Из ста двадцати экслибрисов графика на десяти международных и всеукраинских выставках экспонировались семьдесят произведений. Экслибрисы Ф. Кидера хранятся у коллекционеров Украины, России, Германии, Израиля, Англии, Норвегии, Канады, США, Бельгии, Турции и Японии.

Изучению книжных знаков Ф. Кидера как отдельной области его графического творчества не было уделено должного внимания, Из информации, размещенной в каталогах, важное место занимает статья П. Нестеренко (Modern Ukrainian Bookplate Design // Bookplate international, England, Vol. 6. № 1. 1995.) Ведущий украинский специалист в области культуры книжного знака дает общую характеристику современного украинского экслибриса и критически оценивает творческое своеобразие произведений пятидесяти художников Украины – участников выставки экслибриса в галерее Силезского Лондонского университетского колледжа (1999 г.).

Первый персональный каталог экслибрисов художника составили В.А. Быстрое и И.В. Замараева (Экслибрисы Феликса Кидера. - Херсон, 1998. - 21 с). В него вошли двадцать пять книжных знаков. К тому времени, график выполнил тридцать экслибрисов. Ф. Кидер сам подбирал материал для каталога и, по всей видимости, специально не представил остальные произведения. Исследования, проведенные авторами первого каталога, — весомый вклад в дальнейшее изучение книжных знаков Ф. Кидера.

Систематизация экслибрисов Ф. Кидера прослеживается в двух направлениях: тематическом и хронологическом. Основная часть книжных ярлыков объединяется в такие группы: "Экслибрисы с афоризмами", серия "Времена года", "Образ лошади как пример природной грации", "Мифология", "Библия", "Образ Ангела как авторская позиция художника", цикл "Граммофонные пластинки".

Хронологическая система основана на последовательности этапов работы над экслибрисом и дает возможность проследить закономерности структурно-пластических изменений в минигравюрах Ф. Кидера, определить их значение в творчестве графика. Первые печатные экслибрисы датированы 1972 г. На основе стилистического единства, деятельность художника в прикладной графике может быть представлена в трех периодах. Первый - 1972-1973 гг. – это время осваивания техники офорта и формирование собственной системы символических обозначений.
Второй период – 1977-1997 гг. – расширение тематики экслибрисов, создание серии "Времена года", обогащение палитры графических средств и композиционно-пластической структуры книжного знака.

Третий период - 1998-и поныне - это свободное овладение образной символикой книжного миниофорта, гармония лиризма и монументальности в сюжетно-образном решении экслибриса, формирование авторского кода— "кидеровского ангела", реализация в книжном знаке образно-психологического решения темы.

Вместе с тем, экслибрисы любого периода по манере исполнения, адекватны его станковой графике. Офорты Ф. Кидера основаны на крепком, убедительном рисунке. Школа академического рисунка, усвоенная Ф. Кидером еще в годы учебы, и постоянная практика сформировали высокую культуру графического языка художника. Независимо от сюжета и формы изображения, его рисунки привлекательны своей виртуальностью. В самых незначительных набросках сказывается спокойное и уверенное мастерство, неизменно сохраняется оригинальность "почерка" мастера.

В офортных рисунках, на всех этапах творчества, он использует различные графические приемы. На раннем - часто обращается к штриховому рисунку, напоминающему технику тушью-пером, позже, моделировка формы становится более мягкой, появляется своеобразная офортная манера рисунка, создающая впечатление фактурной поверхности гравюры.
Тематическое разнообразие книжных знаков и графический язык офортов подчинены глубокому философскому осмыслению сюжетно-образного решения произведения, отражению гуманистического назначения искусства.

Из книжных знаков первого периода в коллекции семьи художника сохранилось семь произведений. Они были сделаны для художников, друзей и близких по духу людей, в подарок.
Скорее всего, первым по времени был создан собственный экслибрис графика. Ф. Кидер представил его авторам первого каталога своих экслибрисов В.А. Быстрову и И.В. Замараевой, но на выставки никогда не подавал. В квадратный формат листа вписана лошадка, стилизованная под детский рисунок. Угловатое изображение животного, подкованного на все четыре ноги, заполняет собой лист.

График строит рисунок исходя не из привычного изображения лошадки, а от избранного формата листа. Лошадка Кидера очаровательна своей неуклюжестью и внутренней напряженностью всех плоскостей фигурки. Как фигура лошадки, так и фон, заполнены узором из сетчатых и волнообразных линий, которые создают впечатление новой материальной поверхности. По мастерству исполнения это образец ювелирной авторской литографии или иллюзорное подобие офорта. Эти сомнения вызывает отсутствие характерного для офортного оттиска следа на оборотной стороне листа экслибриса.

Книжные знаки для А. Светлакова (1972 г.) и В. Хорошайло (1973 г.) строго закомпонованы в традиционные прямоугольники. В линейном рисунке легко прочитывается знаковая символика. Экслибрисы для А. Бабака (1972 г.), Н.Х. Косумяна (1972 г.), Л.М. Туровецкого (1975 г.) перенасыщены символическими изображениями и сформированы в сложные многоплановые композиции. В них художник использует иллюзию оп-арта на шахматной доске (для А. Бабака), экспрессию стремительного бега (для Л. Туровецкого), цепочку взаимосвязанных обозначений, характеризующих род занятий владельца (Н.Х. Косумяна).

Парашюты, дерево-рука, фигура сказочного монстра, широко раскрытый глаз с развевающимися ресницами. Вся композиция, подобно кроссворду, выстраивается в витиеватую трактовку жизненных перипетий владельца экслибриса. Символический ряд знаков, скорее всего, был продиктован вкусами Н.Х. Косумяна и соответствовал его требованию максимальной наглядности повествования. Эти офорты не были показаны на выставках и не вошли в первый каталог. "Проба пера" сохранилась у их владельцев и в личном архиве художника.

Седьмой книжный знак этого периода для Б.Н. Раппопорта (1972 г.) экспонировался на первой персональной выставке Ф. Кидера в Херсоне (1988 г.). На горизонтально вытянутом прямоугольнике нарисована скачущая лошадь. Это животное Ф. Кидер считал образцом природного совершенства. Он восхищался его пластической силой, грациозностью и гармонией пропорций. В линейном рисунке движение лошади изображено с анатомической точностью. Выделены группы мышц, напряженных во время движения. Динамика рисунка усилена вихрем линий, подчеркивающих направление движения. Вглядываясь в гравированный рисунок лошади, видим, что над ее крупом развеваются огромные крылья - это Пегас.

Вначале этого не замечаешь из-за анатомических деталей рисунка лошади, которые не оставляют места для сознания того, что это мифологический образ. По периметру лист экслибриса обрамляет тонкая строка текстов Б. Селинджера "Выше стропила, плотники!" и Э.-М. Ремарка "Разум дан человеку для того, чтобы он знал, одним разумом жить нельзя, люди живут чувствами, а для чувств безразлично, кто прав". Литературно-образный строй экслибриса - это гимн творческому вдохновению.

Тридцатитрехлетний Феликс Кидер, в первую очередь, отражает свои художественные ориентиры чувственного восприятия прекрасного.
В первых экслибрисах график использовал цветной фон. Различные градации охристо-коричневых и оттенки английской красной, становились обобщающим приемом в книжных знаках, выделяя на белом листе бумаги четко очерченный прямоугольник офорта. Позже, художник не использует этот прием, но всегда тщательно подбирает цвет для оттиска офорта.
Ф. Кидер не ставил своей целью специальное использование афоризмов и девизов в экслибрисах. В его работах они появлялись в силу соответствующей необходимости, в ходе разработки темы или раскрытия определенных личных качеств владельца книжного знака.

Следующий экслибрис с афоризмом сделан для Б. Школьникова (1979)2. Офорт уникален по своей сатирической образности. Друг за другом изображены три фигуры: кокетливая женщина, за ней блудливый поп, в карман которого тянет руку воришка. Двустишие из стихотворения Н. Гумилева изогнутой лентой обрамляет изображение:
"Все мы — святые и воры, из алтаря и острога,
Все мы смешные актеры в театре Господа Бога".

Символично и то, что художник цитирует строки поэта, чье имя в ту пору было под запретом. Подобно станковым офортам этого времени, манера исполнения экслибриса построена на выразительной контурной линии и тональной нюансировке моделирования формы.

В едином пластическом ритме размещены рисунок и текст, в шрифте выверена изменяющаяся высота строки. Фигуры людей одновременно окружены и зажаты шрифтом. Такое художественное решение – несомненная удача графика.
В иной суховатой манере исполнен книжный знак для херсонского коллекционера Е.Б. Вайнштейна (1987 г.)3 со стихами Омара Хайяма.

"Мужи, чьей мудростью был этот мир пленен,
В которых светочей познанья видел он,
Дороги не нашли из этой ночи темной,
Посуесловили и погрузились в сон''.

В зрительном центре вертикального прямоугольника изображена объемная книга. На ней лежит череп и рядом в назидательном жесте изображен скелет кисти. В рисунке художник раскрывает содержание стиха с определенной долей иронии.
В экслибрисе для В. Левита (1986 г.)4 художник по-новому использует литературный материал. В книжном ярлыке он образно раскрывает символику стиха Гийома Аполлинера "Мышь" из цикла "Бестиарий".

"Деньки - денечки, мыши вы,
Вы жизнь мою грызете. Боже,
Мне двадцать восемь лет! Увы,
Я их довольно плохо прожил ".

Под впечатлением от этих строк Ф. Кидер изображает "лестницу жизни", подобную библейской лестнице Иакова. На верхней ступеньке "прожитой жизни" сидит мышь. К ней поднимаются раскрытые книги, но не достигают верхней ступени. Понимание смысла жизни прошло с опозданием, и прожитые годы потрачены зря. Аллегорическая часть экслибриса дополнена пейзажем, изображенным в перспективном удалении. Строгие линии текста завершают композицию офорта.

Экслибрисы восьмидесятых годов удивительно богаты новыми офортными приемами. Создается впечатление: все то, что художник не мог применить в эстампной и иллюстративной гравюре, он восполнил в книжных знаках. Эти экслибрисы, в то время, он не предлагал на выставки, поэтому их не касались критерии оценки с позиций официальных направлений в искусстве. Он был свободен не только в выборе темы, но и в отражении своего отношения к ее сюжетно-образному воплощению.

В это время были выполнены два по-своему уникальных книжных знака. Единственный, среди экслибрисов графика, шрифтовой знак для Л. Абрамовой (1979)5. Он построен на шрифтовом решении образа и напоминает забытую форму рукописного экслибриса. Текст "Ex libris Лилии Абрамовой. К.Ф.79" в окружении разбросанных в беспорядке скрипичных ключей. Один из них, в центре листа, образует поющую птичку, от которой идет текст. Впечатление хаотического нагромождения линий организуется шрифтовой строкой текста, размещенной в виде сердца.

Уникален своей формой суперэкслибрис (конгрев) для Инессы Николаевны Матвеевой (1987). Историческая справка об этом виде книжного знака, неизменно связывает его с изображениями родовых гербов, пышных изделий, которые оставляли тиснения на переплетах или обложках книг. Рельефное изображение для нашей современницы, в определенной степени, следует законам гербовой композиции. Изображение дано в круглом формате. Его край определен строкой текста. Внутреннее пространство заполняет рельефное изображение лани. Стилизованная форма животного с маленькой головой, украшенной серповидным рогом, стройными ногами и упругим сильным туловищем, отличается изящными пропорциями. Рельеф рисунка и текста уравновешены и создают гармоничное соотношение плоскостей.

Стилизовано под рисунки народных мастеров решение экслибриса для "Олі Maтвіeнко" (1988 г.)6. По книге "Кобзар" идет женщина с коромыслом на плечах. На ведрах - цифры: "1814" и "1989", они обозначают даты издания книг, собранных в обширной библиотеке владелицы знака. Фон между изображением и краем экслибриса, отпечатанный оригинальным способом, имитирующим кожаный переплет.

Точным, выразительным гравированным рисунком украшен книжный знак для Л.И. Туруновой (1981 г.). На нем изображена фигура коленопреклоненного Дон Кихота при шпаге и с букетом роз. В руке он держит один цветок – знак любви к единственной. Движение фигуры повторяет вертикально "рассыпанный" текст, выполненный красивым контрастным шрифтом.

Приемами, традиционными для своих станковых офортов, Ф. Кидер создает следующую группу экслибрисов: для коллекционера В.А. Быстрова(1983 г.)8, искусствоведа Л. Корсаковой (1986 г.)9, архитектора В.И. Плешко (1990 г.)10 и серию "Времена года". Наработанными средствами, в оригинальных композициях, график добивается емкого и лаконичного раскрытия смыслового содержания темы.

Бес коллекционирования, в офорте для В.А. Быстрова, сидит на старинном фолианте. Одна сторона его лица улыбается, радуясь пополнениям коллекции, другая – плачет, горюя о невозможности собрать все желаемое. В его руке сигарета, дым от которой образует надпись "Ex libris". На кончике хвоста – пиковый туз. Владелец экслибриса – заядлый курильщик.

Выразительно отражены занятия владельца в экслибрисе В.И. Плешко. В красивую форму прямоугольника, со сферическим завершением верхней его части, вписано перспективное изображение лежащей гитары. Ее поддерживают женские фигурки, напоминающие кариатид. Их торсы похожи на ионические капители. Рисунок воспринимается как некое архитектурное сооружение и как "представление" музыкального инструмента. Для отражения профессии – архитектор и увлечения – бард, художник нашел ненавязчивое и выразительное решение.
Из четырех книжных знаков серии "Времена года", три были выгравированы в один год: для Р. Браилова "Весна" (1984 г.)11, для Л. Вольштейн "Лето" (1984 г.)12, для А. Куща "Осень" (1984 г.). Последний, для А. Матвиенко, "Весна в плавнях" (2001 г.) завершил серию.

Знаковым эквивалентом времени года для всех экслибрисов, стало изображение обнаженной женщины, парящей над землей. В конкретном художественном образе воплощено абстрактное понятие "времен года". Аллегорические изображения скатерти-самобранки, ведра с водой, тряпки и швабры, развевающихся волос из молодой зелени или перевитых виноградными гроздьями и орудия сельского труда, раскрывают понятия "весеннего очищения и обновления природы", "лета жизни", "поэзию сельской осенней страды". Панорамная картина полоски земли, внизу под фигурой женщины, вносит черту реальности в иносказательные сюжеты.

Наряду с персональными экслибрисами, важны семейные и детские книжные знаки. В малой гравюре ф. Кидера они не выделяются в отдельную группу. К ранним произведениям относятся книжные ярлыки для Н. Паксарян и В. Шварцмана13 "Любите Францию" (1979 г.). Для жены-француженки и мужа, живущих в Днепропетровске, "Любите Францию" – девиз не только книжного знака, но и семейных отношений. Изображен древний свиток, на котором кроме текста выгравирован галльский петух. Коричневато-красный с фиолетовыми оттенками цвет офорта, создает впечатление ценного пергамента, дорогой реликвии.

Книжный знак для супругов И. и Л. Абрамовых (1980 г.) образован символами любви и взаимопонимания. Хитровато улыбающийся Амур, пускает свои стрелы в парные изображения уточек, мышей, рыбок. Показана семейная идиллия, за ширмой которой другие проблемы не видны.
Следующие семейные экслибрисы были сделаны двадцать лет спустя. Сложней стала символика книжных знаков, масштабней темы, абстрактней их изображение. Рисунок офорта подчиняется штриховой манере, которая создает особую фактуру теней. Всем своим экслибрисам Ф. Кидер дает названия – это своеобразный ключ к расшифровке темы.

Экслибрис для Елены и Максима Афанасьевых "Хранитель города. Гилея" (1999 г.). Ангел-хранитель, который укрывает собой дома-скворечни-город и всю Херсонщину — Гилею, землю древних скифов и ее нынешних жителей.
Для книг семьи своей дочери Анны и Алекса Номеровских "Ангелы"' (2000 г.), которые живут далеко от родителей, в Канаде, Ф. Кидер избрал иной по объему темы знаковый эквивалент. Над планетой летят три Ангела – три члена семьи. Рядом змей-искуситель – символ любви и корзина, наполненная яблоками – знак изобилия. Ангелы выпускают свои стрелы в одном направлении, к невидимой цели. Все эти знаки, сплетаясь вместе, обозначают жизненные ориентиры молодой семьи.

Для семьи Замараевых Ивана и Ирины15 –экслибрис "Переход через Красное море" (2002 г.). Для ветхозаветного сюжета художник нашел оригинальное и убедительное решение. Море расступилось, свернулось спиралью в рулон, и иудеи проходят под высоким гребнем волны. Графическое решение мотива представлено как знаковое.

Для двух поколений своих наследников, дочери и внука, книжные ярлыки были выполнены с интервалом в двадцать лет. По манере исполнения эти детские экслибрисы соответствуют раннему и позднему периоду офортной графики художника.
Для Ани Кидер (1979 г.) изображены два сказочных гнома, сидящих на раскрытой книге. У одного в руке ключ к знаниям, у другого – ложка для духовной пиши. Символика экслибриса носит сказочный характер, в традициях детской книжной графики семидесятых - восьмидесятых годов XX века.

В экслибрисе для внука Мишеньки Номеровского "Воздушные шары" (2000 г.) дедушка Феликс использовал тот же принцип сочетания символов, что и для семейного знака Номеровских. Младенец, распашонка которого напоминает крылья, парит над планетой, выпуская из трубки для мыльных пузырей – воздушные шары. Новое время – иные масштабы в жизни младшего поколения рода Кидеров.
На завершающем этапе работы Ф. Кидера над экслибрисом рубежным событием стало представление его работ на международной выставке книжного знака. Выставка была открыта во время работы XXVII Международного конгресса экслибристов. Книжные знаки Ф. Кидера (для И. Замараевой, В. Быстрова, Н. Паскарян и В. Шварцмана) вызвали интерес специалистов.

Участница конгресса И.В. Замараева вспоминает: "Работы Феликса Кидера привлекли внимание, как графикой, так и смысловым содержанием". (Каталог экслибрисов Ф. Кидера, 1998 г.). Это был первый шаг херсонского графика в интернациональное сообщество экслибристов. Он существенно изменил отношение художника к этой сфере деятельности. Результатом активной работы стали девяносто книжных знаков, созданных за 1998-2002 годы.

В экслибрисах, как и в станковой гравюре, меняется техника гравирования рисунка. Его основой становится штриховая манера. Диагональная штриховка не столько работает на выявление формы, сколько создает особую фактурность гравированной поверхности. Штриховка подчинена линейно-световому решению офорта. Все компоненты гравюры осмыслялись художником как содержательные.

Важное место уделено психологической характеристике героев. Отражение внутренней экспрессии образов и динамическое композиционное решение офортов глубже раскрывает позицию художника в трактовке изображаемых мотивов.
Его концепция "связи пластического решения произведения с традициями искусства Юга Украины" (из дневника Ф. Кидера) привела к созданию собственного символа — образа Ангела. Кидеровский Ангел – это олицетворение добра и защищенности. Условный герой книжных знаков изображен с солнцеподобной головой, обрамленной прядями ровных коротких волос. Большие миндалевидные глаза, подобные иконописным прототипам, выражают обширный спектр чувств.

Радость творчества – в экслибрисах для Ю.П. Шепелева "Над степью" (1999 г.) и для И. Барах "Играющие ангелы"17, удовлетворение от совершенного доброго дела – знак для И. Замараевой "Водолей" (1999 г.), блаженного покоя –"Спящий ангел" (1999 г.) и "Ангел трубящий в шофар" (1999 г.) для А. Вольфа18. Ангелы для экслибриса Э. Вайнштейна "Ангел" (1998 г.) и для А. Карпа "Ангел и рыба" (1999 г.)19 сосредоточены на самосозерцании. Радостный и жизнеутверждающий Ангел в знаке для Ж. Шоссена "Блаженство" (2000 г.).20
Книжный знак для В.Г. Чуприны21 "Художник и его муза" (2000 г.) – единственный кидеровский экслибрис с портретом владельца знака.

Дружеский шарж на Владимира Григорьевича дополнен фигуркой ангела-музы, сидящего у него на коленях. Бокал в руке живописца и венок на голове музы, символизируют успех на ниве украинской культуры.
В экслибрисе для своей ученицы Виктории Пархоменко (2000 г.) график все элементы знака сочетает в метафорическую цепочку обозначений. Читающий Ангел - символ обучения, внимательно слушающая лошадь – знак учителя. Пейзаж с изящными стебельками травы и пятью ласточками– объект изучения и подражания в искусстве. Лирическая интонация взаимопонимания между учителем и ученицей, в нежном касании головы Ангела и лошади, беззащитности Ангела и покровительстве лошади. На обратной стороне листа экслибриса В. Пархоменко написала: "Мой добрый Ангел прочтет тебе поэму утешения. Ты успокойся и прости судьбе ее все прегрешенья".

На основании изучения рабочих материалов Ф. Кидера (дневников, альбомов с эскизами) сложилось определенное представление о принципах работы графика над экслибрисами. Прослеживаются два основных пути разработки темы.
В реализации замысла для отдельных тем, композиционно-пластическое решение складывалось в первых набросках. Затем художник уточнял найденную композицию, оттачивал детали рисунка, искал выразительные графические средства. Этот принцип можно проследить в работе над экслибрисом для Ю.Н. Бардачева22 "Эврика" (1999 г.). Научную деятельность Юрия Николаевича график передал с помощью образа Архимеда, в ироничном изображении открытия закона гидростатики. Ученый сидит в тазу, наполненном водой, и восклицает: "Эврика!".

В первом офорте Ф. Кидер объемно моделирует изображение фигуры, рисует круглый контрастный шрифт, подчеркивает пространственную глубину рисунка. Такая тональная перегруженность офорта не устраивает, и он гравирует другой вариант того же офорта. Стилизует изображение до линейного рисунка, корректирует компактность размещения фигуры и текста, вводит соответствующий рисунку угловатый контурный шрифт. Экслибрис получает задуманную четкость решения, графическую лаконичность и образную выразительность. Этот принцип работы Ф. Кидера прослеживается в книжных ярлыках для П. Нестеренко23 "Степь" (2001 г.), для A.M. Бурлакова25 "Бурлак" (1999 г.) и других.

К 2000 г. Ф. Кидер занял определенное место в международном сообществе экслибристов. Херсонский художник стал получать персональные приглашения на участие в конкурсах и выставках, письма от европейских коллекционеров с предложениями о сотрудничестве, заказы на выполнение экслибрисов, которые разошлись по всему миру. В Норвегию для Л. Стольта" "Адам и Ева" (2001 г.) и "Яблочный король" (2001 г.), в США для И. Фишмана30 "Русалка" (2000 г.) и "Две рыбки" (1999 г.), в Израиль для Д. Шнайдера28 "Материнство" (2000 г.) и для X. Берковича "Ангел с книгой" (2000 г.), в Германию для А. Карпа "Ангел с рыбой" (2003 г.), в Бельгию для В. Юсте31 "Игра" (2002 г.).

Дружеские и деловые отношения связывали Ф. Кидера с Д. Шоссеном. По его заказу художник выгравировал четыре экслибриса: "Амуры и Психея" (2000 г.), "За дверью" (2000 г.), "Любовь земная" (2001 г.) и "Над Элладой" (или "Похищение Европы") (2001 г.).
Херсонские коллекционеры экслибрисов В.А. Быстров и И.В. Замараева внимательно следили за новыми работами Ф. Кидера и, конечно, их собрания более полно представляют искусство книжного знака художника. Из личных знаков для Ирины Владимировны лаконизмом и философским содержанием отличается "Орхидея" (1998 г.). На нем изображена закрытая книга. На ее обложке знак бесконечности, по обе стороны от него знаки равенства. Строгие линии книги оживляет веточка с цветком орхидеи. Художник утверждает бесконечность Божественного Бытия по обе стороны человеческой жизни – это малая частица вечности, а познания и красота в жизни человека — бесконечны.

В изобразительном искусстве всегда широко использовались сюжеты греко-римской мифологии. В экслибрисах последних лет Ф. Кидер часто обращается к мифологическим темам, но трактует их по-своему, не сопрягая их с легендарной иконографией. С иронией, граничащей с сарказмом, он изображает Европу, которая с игривостью кокетливой женщины, убегает от быка ("Над Элладой" для Ж. Шоссена); или же, вовсе бесцеремонно, подхватив быка– Зевса под мышку спешит "за океан" ("Похищение" (2001 г.) для А. Матросова3'). Необычно интерпретирует график образ Медузы Горгоны. В экслибрисе для Л. Ятцык "Медуза и Пегас" (2002 г.), коварная Горгона в образе роковой женщины мчится, оседлав Пегаса. Художник смело и иронично представляет поэтическое кредо владельца знака.

В книжном знаке для В.И. Гордиенко32 "Кассадра" (2002 г.) сюжет отражает все подробности легендарной античной истории. Все пророчества красавицы Кассандры представлены с графической определенностью и в четких геометрических формах рисунка. Троянский конь, ощетинившийся греческими мечами, Елена со связанными ногами — "похищенная", солнце и луна со звездами - время водворения троянского коня в город и время высадки греческого "десанта".

Несколько экслибрисов Ф. Кидер выполнил для общественных библиотек. Пользователями херсонских библиотек были члены семьи художника. Экслибрисы для "Херсонской библиотеки для детей" (1990 г.) и "Херсонской научной библиотеки" (1990 г.) выполнены в форме четкой шрифтовой композиции с эмблематичным рисунком ключа познаний – символом мудрости. Небольшие размеры знака и графическая чистота рассчитаны на широкое практическое использование. Для библиотеки г. Глявиц (Польша) "Ветка яблони" (2003 г.), где проходила выставка эстампа и гравюры малых форм, Ф. Кидер нашел поэтическое решение, напоминающее лирическую заставку.

Цикл "Грамофонные пластинки" объединен по форме – круг диаметром 10 см. Первый экслибрис "Вишневый сад" (1998г.) для Р. Бринклина33 на музыкальную тему: три полуфигуры мужчины, женщины и подростка, играющих на скрипках. В семейном архиве Кидеров этот книжный знак сохранился только в карандашном эскизе, подготовленном к гравированию. Следующие экслибрисы этого цикла, выполненные в материале, посвящены другой тематике – изящной эротике. Они представляют собой разработки темы для выставки "галантная эротика" в экслибрисе (Чехия 2002 г.). Это книжные знаки для Л. Стольта "Адам Ева" и "Яблочный король", Ж. Шоссена "Любовь земная", для Е. Потапова33 "Амуры и Психея", А. Гоноболина34 "Гармония" и другие. В дневнике Ф. Кидера есть такое замечание "круг–это цельность (движение), мощь, эротичность, скорость...". Форму круга художник подчеркивает темным фоном, на котором белыми силуэтами выделяются фигуры.

Из всех видов своей деятельности, в экслибрисе он успел наиболее полно раскрыть свой творческий потенциал. Для него в искусстве не существует понятия "малой" и "большой" графической формы, важных и второстепенных жанров. В этом убеждает его отношение к самой малой, камерной форме графики – книжному знаку. На миниатюрном кусочке бумаги, умещающемся на ладони, он изображает целый мир чувств и мыслей, раскрывает общечеловеческие ценности через гармонию человека с миром, ответственность гражданина за свои деяния.

Его произведения открывают богатый духовный мир художника и помогают сделать его доступным для других. Ф. Кидер создает свои экслибрисы для ярких личностей, интересных ему самому. Личное отношение к владельцам своих экслибрисов, он определяет как главную качественную сторону произведения.
Десятки книжных знаков Ф. Кидера могут служить предметом обучения этому искусству и творческому подходу к художественному труду в любом его проявлении.

Неординарность Ф. Кидера как личности неоспорима и его графика — это путь художника к постижению мира и человека, это диалог художника с жизнью, поэтому она всегда будет вызывать у нас чувство неподдельного восхищения и дарить нам веру в будущее.

Примечания
1. Б.Н.Раппопорт-украинский живописец. В 1972 г. ему исполнилось пятьдесят лет. Возможно, экслибрис был создан в подарок к юбилею. Точные данные об отношениях двух художников неизвестны.

2. Б. Школьников – книголюб.

3. Э.Б. Вайнштейн - херсонский книголюб Ф. Кидер сделал для него три экслибриса.

4. В. Левит – книголюб. Живет в Израиле.

5. .Л. Абрамова – музыкант, преподаватель Харьковского музыкального училища.

6. О. А. Матвиенко - программист, увлекается искусством.

7. Конгревное тиснение. От имени англ. изобретателя У. Конгрева (1772-1828 гг.) – рельефное изображение на переплете книг с помощью горячего штампа.

8. В. А. Быстров–херсонский коллекционер экслибрисов и собиратель редких книг. Автор первого каталога экслибрисов Ф. Кидера.

9. Л.И. Корсакова – искусствовед, автор ряда статей о творчестве Ф. Кидера и вступительной статьи каталога первой персональной выставки Ф. Кидера в Херсоне в 1988 г.

10. В.И. Плешко – архитектор, профессор Одесской Академии архитектуры и строительства.

11. Р. Браилов – херсонский график-офортист.

12. Л.М. Волыитейн – искусствовед, автор статей о творчестве Ф. Кидера и составитель каталога первой персональной выставки Ф. Кидера в Херсоне 1988 г.

13. Н. Паксарян и В. Шварцман – супруги, приятели семьи Кидеров из Днепропетровска. Н. Паксарян – лингвист, переводчица, В. Шварцман — инженер-конструктор.

14. Елена и Максим Афанасьевы — дизайнеры, участники создания альбома "Фелікс Кідер". - Херсон: Наддніпряночка, 2003. - 103 с.

15. Замараев Иоанн (в миру Иван Петрович) — протопресвитер, Замараева Ирина Владимировна - преподаватель истории религии, коллекционер и исследователь экслибриса, автор первого каталога экслибрисов Ф. Кидера. Семья Замараевых – приятели Ф. Кидера.

16. Ю.П. Шепелев – директор дизайн-студии в Херсоне, знакомый Ф. Кидера.

17. И. Барах – бизнесмен, спонсор издания альбома Феликса Кидера. Коллекционер произведений художника.

18. А. Вольф — раввин Юга Украины. Живет в Одессе.

19. А. Карп — друг Ф. Кидера. Живет в Германии.

20. Ж.-Ф. Шоссен – президент Французской Ассоциации знаний об эксклибрисе. Коллекционер книжных знаков.

21. В.Г. Чуприна - народный художник Украины. Для него Кидер сделал рисованный эксклибрис, который хранится у владельца. Экслибрис 2000 г. посвящен 60-летию со дня рождения В.Г. Чуприны.

22. Ю.Н. Бардачев – ученый, любитель классической литературы. Один из спонсоров выпуска альбома произведений Феликса Кидера. Коллекционер произведений художника.

23. П. Нестеренко – искусствовед, президент Украинского экслибрис-клуба. Автор 80 статей по исследованию искусства книжного знака.

24. Й.Ц. Вольф – раввин Херсонщины.

25. A.M. Бурлаков – коллекционер из Киева. Инспектор Министерства культуры Украины.

26. В.И. Гурин – народный художник Украины. В. Гурин и Ф. Кидер познакомились и подружились во время учебы в Крымском художественном училище.

27. X. Беркович – детский врач, живет в Израиле.

28. Д. Шнайдер – профессор, врач-онкогинеколог. живет в Израиле.

29. Л. Стольт – норвежский капитан. Экслибрис заказал, когда он приходил в Херсонский порт в 2001 г.

30. И. Фншман – бизнесмен из США. Коллекционер произведений Ф. Кидера.

31. А. Матросов – журналист, сотрудник газеты "В гору".

32. В.И. Гордиенко – херсонская собирательница редких книг.

33. Роберт Бринкли – посол Великобритании на Украине.

34. А.Ч. Гоноболин - скрипач, заслуженный артист Украины.

35. Е.А. Потапов - председатель Клуба друзей книги "Кобзарь".

Постолова Н. Мастер экслибриса Феликс Кидер // Херсонский библиофил. - 2005. - Вып. 1. - С. 133-153

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.